Семья: в поле зрения – проблема насилия

Насилие

Более 90 процентов случаев насилия в повседневной жизни – это так называемое бытовое и домашнее насилие. Статистика неутешительная. В поле зрения сегодняшней статьи – проблема насилия в семье.

Бьет – значит, НЕ любит!

Существуют определенные факторы, способствующие насилию.

1. Окружающая среда (шум, теснота, духота и пр.).

2. Состояние фрустрации. Это когда человек не может достичь желаемого или как-то повлиять на ситуацию.

3. Научение. Научением можно считать возможное влияние компьютерных игр, телевизионных боевиков. Если ребенок живет в неблагополучной семье, где насилие, агрессия – норма, то такое «воспитание» приведет к тому, что рано или поздно ребенок этот стиль поведения вынесет в социум.

4. Социальные установки и предубеждения (половые, расовые, гендерные и т.д.).

Особенно тяжело избежать насилия в семье. Видимо, потому, что такой вид насилия принимается многими за норму. Кому не известна народная «мудрость»: «Бьет – значит любит»! Только вот любит ли, умеет ли любить насильник – свою жертву, себя?

В психологии насилие и агрессия определяются как целенаправленное, преднамеренное причинение ущерба другому человеку или существу.

Разве будет любящий человек причинять страдания любимому?

А ведь во время насильственного акта страдает не только жертва – страдает также сам насильник. Вот ситуация: ребенок разбил любимую вазу мамы и получил от нее если не порку ремнем, то порцию укоров и оскорблений. А через некоторое время мама целует, обнимает дитя и выдает деньги на мороженое. Вот это и есть признание своей родительской ошибки, раскаяние! Потому что мама страдала не меньше ребенка: в душе она понимала, что разбитая ваза (какая-то вещь, пусть и любимая!) не стоит переживаний ее малыша.

И ладно бы такие акты насилия не имели последствий, но такого не бывает. Вот уже ребенок мучает кошку – это его первый шаг к насилию. Равнодушно мимо такого факта проходить нельзя, потому что не известно, во что такой поступок может вылиться в будущем для общества.

«Слабым звеном» может стать каждый

В формировании представлений о насилии большое значение имеют навязанные нашими предубеждениями социальные роли: девочка должна быть «спокойной, уступчивой, слабой», а мальчик – «мужественным, решительным, сильным». На самом деле, наши дети ничего никому не должны! Рождаются на свет и сильные, волевые девочки, и чувствительные, спокойные мальчики – каждый из них имеет право быть таким, какой он есть.

Навязывание ролей приводит к постоянным разговорам о трудной жизни женщин при умалчивании о жизни мужчин. Конечно, женщинам бывает трудно. Но ведь и мужчинам иной раз приходится не легче, у них свои трудности! Непонимание этого провоцирует иной раз сопротивление. В таком случае мужчина вполне может выбрать агрессию как способ достижения своих целей.

В результате мы констатируем факты: в семье жертвами насилия чаще становятся женщины, а вот физически больше погибает мужчин. Почему? Потому что зачастую трудности «загоняются» мужчинами внутрь, накапливаются и подрывают здоровье или психику.

Таким образом, к «слабому звену», или слабозащищенным от насилия категориям населения, относятся не только женщины, дети, старики, но иной раз и так называемые «представители сильной половины человечества».

Стереотипы пора менять, позволив каждому человеку быть таким, каким он родился.

Воспитывать лидера – противостоять насилию

К сожалению, нет в наших школах уроков, на которых бы детей учили искусству заявлять о себе. Между тем, в век лидерства нужно уметь открыть себя для себя, максимально найти и использовать свои способности и таланты. Воспитание лидерства – это своего рода противостояние насилию.

Позитивно настроенный человек гораздо большего добивается в жизни, запрограммированный на победу гораздо чаще побеждает. Только ведь и программировать надо правильно!

Обратим внимание: как только мы скажем человеку «не плачь» или «не расстраивайся» – он тут же начинает плакать и расстраиваться. Т.е. происходит обратная реакция. Это потому, что Вселенная не знает частиц «НЕ» и НЕТ», и эти частицы отрицательно влияют на психику. Лучше настраивать себя и окружающих на то, что все получится, что сегодня будет замечательный день, что у любой проблемы есть решение, а у любой ситуации – выход.

Кстати, не зря теперь вместо табличек «выхода нет» в городах висят таблички «выход рядом» или «выход справа» и т.д. Психологи заметили: человек в тяжелой жизненной ситуации, увидев табличку «выхода нет» зачастую воспринимает информацию буквально и может завершить жизнь самоубийством.

Интересно, что у китайцев, например, слово «кризис» обозначается двумя иероглифами. Они обозначают понятия «опасность» и «возможность». В этом заложен глубокий смысл. Умение увидеть даже в неблагоприятном стечении обстоятельств открывающиеся возможности и использовать свой шанс – ценнейшее качество любого человека.

Нарушение прав человека недопустимо

На вопросы насилия в быту впервые стали обращать серьезное внимание только в 70-е годы прошлого столетия. Поэтому так мало сделано по поиску борьбы с насилием, так несовершенно наше законодательство. Уголовный кодекс  вступает в силу, когда дело заходит слишком далеко. Административные наказания насильники несут только после письменного обращения пострадавшего. Приходится преодолевать и стереотипы общества на насилие как внутрисемейную и межличностную проблему.

Правда, в последние годы проблема насилия в семье вызывает к себе повышенное внимание со стороны правоохранительных органов и общественности. И не случайно! Замечено, что жертвы семейно-бытовых конфликтов составляют наиболее многочисленную группу среди погибших и пострадавших от любых преступлений. Наряду с телесными повреждениями, убийством и самоубийством, последствиями насилия в семье могут быть и различные психические расстройства, порой необратимые, в том числе сильное падение самооценки жертвы.

Так что не только избиения, издевательства, но также брань, словесные унижения, угрозы, запугивания – это серьезные нарушение прав человека, по сути своей являющиеся преступлениями. Когда это будет осознано каждым человеком в обществе, тогда и борьба с этим явлением станет эффективной.

 КСТАТИ!

По результатам исследования Фондом ООН в области народонаселения в Беларуси ситуации домашнего насилия в Республике Беларусь (2008 год):

  • 4 из 5-и женщин Беларуси в возрасте 18-60 лет подвергаются психологическому насилию в семье, каждая четвертая (с различной частотой) – физическому насилию, 22,4% женщин испытывают экономическое и 13,1% – сексуальное насилие со стороны своего мужа или постоянного партнера. Причем почти  каждая десятая женщина (8%) испытывает на себе и физическое, и сексуальное насилие дома, а каждая десятая женщина (9,5%) подвергалась физическому насилию о стороны мужа/партнера во время беременности;
  • 22,1% респондентов-мужчин признались, что хотя бы однажды подвергались физическому насилию со стороны жены или постоянной партнерши; 12,5% испытывали экономическое, а 5,7% – сексуальное насилие. Тем или иным формам психологического насилия в различной степени подвергаются 79,7% мужчин;
  • пережив физическое и сексуальное насилие, только 6% мужчин и 46,8 % женщин обращаются за помощью к специалистам, а также за поддержкой и советом к друзьям, родственникам и соседям. 40% женщин, переживших сексуальное или физическое насилие, приходилось покидать свой дом, пытаясь избежать или спасаясь от насилия;
  • значимые различия между распределением ответов мужчин и женщин зафиксированы по следующим позициям: подвергались избиению, побоям 6,5 % мужчин и 11,3 % женщин, принуждались к половой связи 5,7 % мужчин и 12,7 % женщин, отказ в деньгах для приобретения жизненно важных вещей испытывали 7,8 % мужчин и 17,2 % женщин;
  • 3,6 % мужчин и 10,3 % женщин, пострадавших от насилия, были вынуждены обращаться за помощью в медицинские учреждения. В результате перенесенного насилия временно теряли трудоспособность 2,4 % мужчин и 9,5 % женщин.

Рекомендую прочесть:

Tags: ,

6 comments

  1. Надежда:

    Вот-вот, прямое следствие воспитания в ребенке «половых ролей»… Мне один успешный и умный мужчина признался, что когда женщина ведет себя как «слабая», зависимая и проявляет прочие признаки модной нынче «женственности» — то это поведение «жертвы», провоцирующее АГРЕССИЮ, с чем мужчине очень непросто бороться, даже нормальному, от природы не деспотичному мужчине…
    А мальчишек хвалят в детстве за силу и агрессию, а потом говорят, что ему принадлежит ВЛАСТЬ в семье… Где есть власть — неизбежно и принуждение 🙁

    • Ох, Надежда, зачем смешивать «мухи и котлеты»! Понятия «женственность» и «жертва»… Короче, загляните-ка в словарь!

      • Надежда:

        Ни разу не смешиваю — мы говорили именно о том, что сейчас называется «Женственностью» — в книжках и тренингах. В какой словарь заглядывать? Этот стереотип на каждом шагу и так 🙂 Конечно, там о «жертве» не говорится — это слова вышеприведенного мужчины, его восприятие, в котором он очень не одинок… И супруга у него именно такая — «идеальная жена», по всем статьям.
        Кстати, я много таких историй встречала в отзывах, на форумах… Не считая собственного опыта 🙂
        Насчет «женственности» этой у меня две статьи есть 😉 Сами отношения «власти» и «зависимости», которые внушаются девочкам и мальчикам этими стереотипами не могут не привести к насилию во многих случаях, потому что не основаны на уважении, на человеческом достоинстве… «Благородных рыцарей» — единицы :(((
        Напоминаю себе феминистку — нет, я не феминистка точно, проверяла недавно 🙂

        • Надежда, сложно спорить, когда нет общих понятий. Вернее, безрезультатно.
          Я как иные нынешние тренинги послушаю да почитаю некоторые «типа-книги» блоггеров, так если и было к ним какое-то доверие, вмиг исчезает. Потому и отправила Вас заглянуть в словарь. Иначе просто не получится диалога: каждый говорит, возможно, об одном и том же, но не слыша другого. А у нас, похоже, диалог не получается именно по этой причине: каждый придает свой смысл одному и тому же понятию. Я придаю смысл, так скажем, классический, Вы же — основанный на сомнительных стереотипах и мнениях.
          «Восприятие мужчины» какого-то меня меньше всего интересует: это всего лишь частный опыт. Он тоже, возможно, путает понятия. Или пытается оправдать свои дурные инстинкты. Или решает таким образом проблему низкой самооценки… Короче, причин может быть много! Да и жена его, быстрее всего, далеко не «идеальная», коль вызывает подобные чувства. Вы же не были в его или ее шкуре, возможно, если бы были, поняли бы ошибки. То, что сказано со слов, я привыкла (профессиональная привычка журналиста) подвергнуть сомнению и много раз проверить и перепроверить, при этом услышать не только мнение одной стороны, но и дать слово — другой. Вот тогда можно говорить об объективности — и то ОТНОСИТЕЛЬНОЙ.
          Отзывы, форумы… Их пишут простые люди, каждый делится именно СВОИМ частным опытом. Зачастую эти люди несчастны, обижены, обозлены. Мозги многих из них «прошиты» манипуляционными приёмами многочисленных СМИ.
          Вот потому снова и вполне серьезно говорю: хотите предметно поспорить, гляньте в солидные словари, что обозначают те или иные понятия. Иначе наш спор просто бессмыслен.
          Ну, а если Вам, Наденька, просто хочется критиковать лишь бы критиковать — Ваше право. Рада буду, если это вернет Вам душевное равновесие.

  2. Надежда:

    Если бы спор был о понятиях и в рамках понятий — Вы правы, но я говорю о явлениях. Я, собственно, здесь и не спорила вовсе — наоборот, Вашу мысль поддержала и развила в одну сторону. Вы же сами говорите о «навязанных социальных ролях»?
    Не ожидала столкнуться с научным подходом в таком вольном жанре, как комментарии, если честно 🙂 Это — комплимент! Мне даже сложно с ходу мозг переключить…
    Хорошо, я имею в виду гендерные стереотипы патриархального толка. Да, выражение опять мое — но Вы же понимаете, о чем речь? Это когда женщине приписывается слабость и послушание, а мужчине — сила и властность. Распределение «ролей» соответствующее. Не знаю, насчет «сомнительности» — эти стереотипы поражают своей распространенностью и разночтений не имеют. Их я и имела в виду. В Викепедии по слову «женственность» то же самое написано.
    Какой смысл Вы называете «классическим»? Это не то слово, которое однозначно — есть и другие варианты трактовки, и слово само по себе спорное…
    Далее — то, что писала о власти. Слово «жертва» можно не употреблять — у него много смыслов разноплановых, и оно здесь не ключевое.
    Можно и другие источники проблемы найти — и Вы их тоже упоминаете. В отношениях детей и родителей. И тут, на мой взгляд, тоже дело во ВЛАСТИ, в авторитарном подходе (о чем уже была речь у нас в Вами). Какие «права человека», если до сих пор родительский авторитет и произвол — вещи «священные» и сами собой разумеющиеся?
    В общем, я хотела сказать, что пока в межличностных и семейных отношениях есть место понятию власти — будет и насилие… Воспитать лидера, собственно, тоже можно только в уважении с детства 🙂

  3. В данном случае я понимаю, о чем речь, и выражение «гендерные стереотипы патриархального толка» мне нравится: сказано много в нескольких словах!
    Да и со всем остальным, в принципе согласна. Насилия много, и я против его. Власть в семье, когда чья-то воля навязывается вопреки желаниям других членов семьи, тоже недопустима. Да и вне семьи я предпочитаю демократичные отношения.
    По понятиям «женственность» и «жертва». «Классический» — тот, что дают классические словари и именно тот вариант, который подходит к рассматриваемой теме.
    Например, «жертва» — «1) человек, пострадавший или погибший от чего-либо; 2) человек, пострадавший или погибший ради чего-либо; 3) животное, объект охоты хищника; 4) живое существо или предмет, приносимое в дар божеству во время жертвоприношения» (взяла из «Википедии», т. к. у меня мало времени -скоро бежать на концерт). Именно первый вариант — тот, который нам подходит в данном случае.
    Как бы мы ни хотели иного (а я и не хотела!), но женственность для женщины — нормальна! Как и мужественность для мужчины. Просто навязывать этого в детстве не нужно: пример мамы или папы и природа сделают свое дело сами.
    Хотя… бывают всякие случаи.
    Однажды мы с сыновьями возвращались домой, поздно вечером, почти темно. Жили в деревне, идти пришлось мимо полей, деревьев… Честно говоря, мне было страшно. Детям, было видно, — тоже. Младший, ему было лет 5, не больше, спросил: «Мама, а тебе не страшно?».
    Что я должна была ответить — что страшно? Но тогда стало бы всем троим еще страшнее…
    И я ответила: «Ну что ты, сынок, рядом со мной идут такие сильные, смелые мужчины, разве может быть маме страшно?! Мы же вместе, и мы — сила!». Сыновья подняли носы, похватали какие-то палки, стали размахивать ими, показывая мне, как будут защищать маму в случае чего… С играми, смехом мы прекрасно дошли до дома, мы — все трое! — справились с нашим страхом.
    Знаю, Вы скажете, что я поддалась стереотипам, манипулировала детьми, да что угодно! Но именно так я тогда почувствовала выход из ситуации. И, если честно, до сих пор не знаю, как можно было поступить более правильно.
    …Жизнь — не в черно-белую полоску, она цветная. Я против любых крайностей, уже писала где-то, но и всегда ровно по центру ее идти не получается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *