Повесть «Нимфа и хулиган» (гл. 1). Моя первая электронная книга

loktysh-svetlana-nimfa-i-huliganЧестно говоря, даже не знаю, какая из двух книг – первая: «Нимфа и хулиган» или «Волшебная скалочка» (ссылки – справа, в сайтбаре). Обе готовились к выходу в марте 2017 года, одновременно. Но т.к. «Волшебная скалочка» представляет результат коллективного труда (в ней собраны рассказы участников курса писательского мастерства), то своей первой электронной книгой назову все же «Нимфа и хулиган».

Вообще-то, я – приверженец печатной книги. Не готова отказаться от завораживающего шелеста страниц и родного запаха типографской краски. Но в 21-м веке нельзя игнорировать то, что предлагает прогресс.

Электронная книга исторически молода. Но это пока. Как в свое время глиняные таблички, свитки папируса и берестяные грамоты уступили место печатной книге, так теперь последняя вынуждена смириться с присутствием на рынке электронной «коллеги».

Потому я и не отказалась, когда издательство Стрельбицкого предложило издать повесть «Нимфа и хулиган» в виде электронной книги.

Не могу утверждать, что оставлю текст неизменным. Писалась повесть на скорую руку (так сложились обстоятельства). И уже сейчас многое хочется изменить. Тем более, обычно я не отдаю в печать «невылежанные» произведения, а тут получилось наоборот…

Со временем начинаешь лучше видеть огрехи в собственном тексте. Потому и я планирую вернуться к написанному. Учту свои замечания, буду благодарна вашим отзывам, дорогие читатели.

По условиям договора с издательством, я могу разместить до 20% текста книги в своем блоге. Почитаем?

first_love

Нимфа и хулиган

(повесть)

Голубая тетрадь

«Конечно, конечно, в полный стакан воды не нальёшь. Как могут прийти перемены, если в моей жизни много лишнего. Особенно бумаг. С них и начнем», – Алеся Афанасьевна решительно открыла все дверцы письменного шкафа и выгребла содержимое на пол. Куча заняла внушительный кусок пространства довольно просторной гостиной.

На то, чтобы протереть пыль в шкафу, много времени не понадобилось. Корешки половины книг, любимых в семье или недавно приобретенных, вскоре снова горделиво запестрели с верхней полки. Драйзеру, Диккенсу, Льву Толстому и Достоевскому теперь предстояло ужиться рядом с опусами современных авторов, а также книгами по саморазвитию, писательству, компьютерному программированию и технике резьбы по дереву.

Стопка журналов по вязанию и вышивке крестиком, значительно поредевшая и уменьшенная в объеме, отправилась на вторую полку. Сюда же вместились две симпатичные коробки с инструментами для работы. Нитки заняли место внизу шкафа, где дверцы не имели стекла.

На две свободные полки планировалось уложить то, что после пристального осмотра останется от небольшой кучки из папок, тетрадей, блокнотов и отдельных листов, возни с которыми предстояло много.

«Принцип Парето в действии: остаётся восемьдесят процентов работы с двадцатью процентами содержимого шкафа», – усмехнулась Алеся Афанасьевна и, вздохнув, села на пол, устланный толстым светло-серым ковром с крупными бордовыми пионами на одном из углов.

По привычке планировать время, тщательно вырабатываемой в последний год, Алеся Афанасьевна прикинула, что разберет завал в течение двух часов. Кое-что из бумаг уходило в макулатуру сразу, что-то проглядывалось по диагонали. И всё шло по плану – пока не наткнулась на общую тетрадь в голубой обложке. Алеся Афанасьевна пролистала ее слева направо и справа налево: все листы старательно, в каждую голубую клеточку были исписаны ровным округлым почерком.  Девичий дневник.

В душе боролись два желания: завершить начатую работу или прямо сейчас окунуться в события двадцативосьмилетней давности, когда мир воспринимался совершенно иначе. А все потому, что в сердце поселилась первая любовь – огромная, свежая и яркая, как пространство после дождя, украшенное радугой в полнеба.

Подчинившись усилию воли, отложила тетрадь на диван. В предвкушении встречи с юностью работалось быстрее. Вскоре от бумаг на полу не осталось и следа. Пылесос завершил уборку.

– На сегодня программа выполнена. Теперь можно побаловать себя, – проговорила вслух Алеся Афанасьевна и отправилась на кухню.

Пока варила кофе, подумала о том, что специально оттягивает чтение дневника. Вовсе не из-за боязни воспоминаний, хотя они и не были безоблачными. А потому, что хочется внятно, осознанно перепрожить первые несмелые чувства. И вообще, не в той ли временно́й да́ли истоки сегодняшней неудовлетворенности?

Да, конечно, мужу впору пристраивать на спину ангельские крылышки: все годы совместной жизни заботится о ней, о детях. Но сыновья выросли, разлетелись. У них с мужем наступило время житейского колеса: «работа-дом-работа…». Все идет хорошо, слишком хорошо, приторно-спокойно и вяло. Так хорошо, что бытовуха придушила даже ее литературные порывы, вызвав длительную прокрастинацию.

Потому и хочется перемен. Каких? Алеся Афанасьевна не знала. Мелькали мыслишки о разводе или хотя бы «пожить какое-то время раздельно». Но ничего внятного. Вот и решила начать менять что-то с физического пространства.

Наверняка голубая тетрадь не зря попала на глаза именно в это время. В молодости все воспринимается иначе, хотя и менее объективно, зато более эмоционально. Хотелось подзарядиться этими яркими, мощными эмоциями и вспомнить себя, юную невинную девочку. К тому же, с высоты зрелости проще расставить акценты и точки над “і” в старой истории, но она же может оказаться полезной в поиске ответа на вопрос, как теперь строить житие-бытие.

Вымыв чашку, Алеся Афанасьевна позвонила мужу: убедиться, что раньше с работы он не вернется, а значит, ближайшие три часа – в ее полном распоряжении. Отключила телефоны, как это делала обычно, когда садилась за письменный стол, и взяла в руки старый дневник. Немного помедлила, чувствуя, как внутренний волшебник переводит ее эмоции в режим приятного ожидания чуда.

Разве не чудо – первая любовь? Она приходит к каждому в свое время, неожиданно и бурно, как ураган. К ней это чувство ворвалось в образе самого хулиганистого парня в деревне, заводилы местной шпаны, рискованного и отчаянного, умудрившегося в свои восемнадцать разочароваться в девушках.

Ей тогда едва исполнилось семнадцать. После окончания школы не поступила на журфак. Чтобы не терять год, устроилась старшей пионерской вожатой в сельскую школу. По выходным ездила домой в райцентр. В будние дни оставалась ночевать со словоохотливой Петровной – одинокой бабулькой, которая на год приютила девушку в своей деревянной хатке с двумя входами. Парадный, через веранду, вёл в комнату, что заняла Алеся. Она была просторной, в глубине стояли диван, две кровати и платяной шкаф. У центра стены, у самой двери, что вела в бабкину половину, горделиво возвышалась печь-грубка, которая зимой обогревала полдома. У этой же стены, в углу, небольшой старый холодильник хранил съестные припасы, чаще привозимые из дому готовыми. А слева от двери, окруженный с двух сторон окнами, на четыре ножки с поперечными перекладинами внизу приземлился огромный деревянный стол, сколоченный по деревенским законам и меркам. Он служил и письменным, и обеденным. Этот стол Алеся особенно любила: такой же стоял у ее бабушки, в другой деревне, куда ей нравилось ездить в детстве.

За этим основательным, добротным столом и проводила Алеся немало времени, когда готовилась к мероприятиям и урокам или погружалась в девичьи грезы. Здесь же писался дневник, который сейчас Алеся Афанасьевна держала в руках.

Удобнее устроившись на уютном современном диване с небольшими подушками, она, наконец, принялась за чтение, перемежая его с воспоминаниями, вызванными строками из голубой тетради.

(Далее: Повесть «Нимфа и хулиган» (гл. 2))

Tags: ,

13 comments

  1. Нателла:

    Светлана, интересное начало. Обязательно прочту всю повесть. И с первой электронной книгой вас!

  2. У меня там тоже вышло две книги в марте:)Да, лучше так издаваться, чем писать «в стол», хочется, чтоб у книг был читатель.

    • Алиша, что за книги вышли? Да сразу две — поздравляю! Маленький ребенок не помешал маме писать и издаваться.
      Конечно, пишем для того, чтобы читали. «Для себя» пишутся только дневники. 🙂

  3. Светлана, мне тоже по душе ближе печатные книги. В них есть, то что никогда не заменят другие форматы — запах бумаги. А еще обложка. Помню прочитала Мастера и Маргарита, выпущенной самиздатом. Шрифт мелкий, бумага серая. Вот именно такая и должна быть эта книга 🙂 Позже, когда появились чудесные издания, книга не читалась и все тут 🙂

    • Светлана Локтыш:

      Конечно, Натали, бумажная книга есть бумажная. Мне кажется, электронная займет со временем свою нишу, бумажная — свою. Споры о том, какая лучше, улягутся: каждый будет читать так, как удобнее лично ему.

  4. На днях мне посчастливилось прочесть повесть Светланы Локтыш «Нимфа и хулиган». Ходила несколько дней под впечатлением, и решилась высказать свое мнение. Почему? Потому что мы с автором в одной возрастной категории, относимся к молодежи далеких 90-х, неспокойных, неоднозначных. Мы относимся к той еще молодежи, когда очень принципиальным было «беречь платье снову, а честь — смолоду». К сожалению, сегодня предмет девственности уже никого не интересует. Читая это произведение, невольно вспоминалась своя юность, кавалеры, компания. И я, воспитанная в строгости, уехав учиться в другой город, с ужасом наблюдала, как некоторые мои сверстницы без родительской опеки превращались в эдаких «городских барышень», лишенных всякой морали и стыда. А для меня это тоже было дикостью, я тоже нашла в себе некоторое сходство с героиней романа. Правда, я была труслива, и уж точно не позволила бы себе никакого блефа.
    Эта повесть много навеяла из прошлого — молодого, романтичного, чистого и светлого. Повесть прочитала на одном дыхании. Все хотелось побыстрее узнать, чем же закончилась первая любовь и как сложилась дальнейшая судьба героев. Произведение будет интересно для прочтения и взрослому поколению, и молодежи. Те, кто повзрослее, обязательно захотят вспомнить, как это было у них. А молодежь, возможно, задумается, о своем целомудрии. Или посмотрит на свое поколение другими глазами, через призму морали советского воспитания.
    Хочется выразить Светлане огромную благодарность за возможность побывать в своей молодости. Мы ведь привыкли жить без оглядки, смотреть только вперед. А несколько дней назад я так душевненько мысленно вернулась в свою юность!

    • Светлана Локтыш:

      Танюшка, дорогой ты мой бета-читатель, благодарю сердечно!
      Я отправляю комментарий (выше) и ты — практически одновременно. Как интересно получилось. 🙂

  5. Поздравляю, Светочка! Хороший старт — в одном месяце две книги. Пусть же будет желание, время, возможность, вдохновение и настроение на новые книги и новые публикации.
    А отзыв я всё-таки на страничке книги опубликовала. 😉

    • Спасибо, Светик, я уже прочла твой отзыв.
      И тебе пора выпускать свои книги. Как есть. Может, оно и лучше — не править до бесконечности, а отдавать » в люди».
      Успехов и тебе!

      • Так самое смешное — я вот на март ставила себе в план довести до ума одну и опубликовать. Но в итоге дважды свалилась с болезнями, какие там правки… Ещё в первый раз смогла как-то «лежа вычитывать», а вот второй раз реально неделя из жизни почти выпала.
        Конечно, не буду править до бесконечности. Хочется уже сдвинуться немного с точки «начинающего». Просто всему своё время, полагаю. 😉

  6. Поздравляю с первой электронной книгой! Начало очень интересное и захватывающее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *