«Я не просил меня рожать…» Продолжение

chuvstvo-viniВ прошлый раз мы говорили о том, что ребенок является лакмусовой бумажкой семьи, разбирались в том, зачем и для кого мы рожаем детей, искали суть родительских попреков. Продолжаем тему «Я не просил меня рожать…»: поговорим о вреде двойных посланий, попреков и о влиянии на ребенка чувства вины, которое возникает в результате инфантильного поведения родителей. 

О вреде двойных посланий для родителей

Представим себе ситуацию: идут по дороге взрослый человек и ребенок. На двоих – один огромный рюкзак. Родителю он кажется слишком тяжелым, он заставляет нести рюкзак ребенка.

Как бы мы отнеслись к такому взрослому?

Думаю, вопрос риторический…

Когда взрослый упрекает ребенка, происходит то же самое: ответственность за свою жизнь кажется ему слишком тяжелым «рюкзаком» и он облегченно, при этом эмоционально, перекладывает груз на хрупкие плечи ребенка. Мол, что – появился на свет? Так на, получай, деревня, трактор!

Бред? Малодушно? Жестоко?

Да. Но это – факт: инфантильный, несамодостаточный взрослый с кучей комплексов вовлекает в свои проблемы собственное чадо. И при этом заявляет, что любит своего ребенка. Но где любовь-то?

Это – не любовь, это – зависимость. В глубине души родитель ощущает себя неполноценным. И он старается восстановить чувство ПОЛНО-ЦЕННОСТИ за счет других людей, в данном случае – за счет ребенка. Проще говоря, родитель ребенка использует.

Но невозможно заПОЛНить себя, используя другого человека. Внутренней целостности можно достигнуть только в одном случае: если развивать ресурсы, находящиеся внутри собственной личности.

Упреки свидетельствуют, что этого не происходит. Родитель останавливается в развитии. А если останавливается – значит, деградирует.

Так происходит, когда люди живут неосознанно. Как роботы. Вложили в них программы – они именно их и реализуют. И из поколения в поколение передаются неправильные модели поведения, через которые у детей формируется, прививается и развивается постоянное чувство вины.

Чувство вины – это отрицательная эмоция, негативное переживание, которое не очищает (как многие привыкли думать) человека, а загоняет его в угол. Чувство вины – не признак высокой духовности, а признак незрелости человека. (Елена Лопухина, психолог, психотерапевт)

Для чего взрослые прививают ребенку чувство вины? Как именно это происходит?

Любой человек готов сделать все, что угодно, лишь бы освободиться от тяжелого чувства вины, катализатором которого становятся попреки. По сути, это манипуляция – бесчестный и далеко небезобидный способ заставить ребенка подчиняться, дать возможность контролировать себя.

На первых этапах манипуляции дарят впечатляющий эффект. Но зря взрослый живет в иллюзиях, что он «желает добра» своему дитяти и «просто корректирует» время от времени его поведение в соответствии со своими родительскими ожиданиями. Зря питает и другую иллюзию – что его хитрости не видны, а значит, не раскрыты. Да, на поверхности они не лежат, но еще как раскрыты! Душа ребенка – настолько тонкий инструмент, что обмануть ее невозможно. И со временем родителю-манипулятору перестают доверять. Но самое страшное, что, наблюдая за родителями, дети копируют их поведение, усваивая заодно и уроки манипулирования.

Мы хотим счастья своим детям? А сами-то счастливы? То-то же.

Несчастный родитель, который не умеет строить гармоничные отношения, научить этому ребенка не сможет. Ребенок манипулятора вырастает слабым, безответственным и  эмоционально зависимым. Позже из него получается такой же инфантильный родитель.

А пока, начиная с момента, когда папа и мама в его сознании сойдут с пьедестала «божества», он успешно начнет на них применять те же манипуляции, обложив «предка» неоправданными ожиданиями, «долгами» и обесцениванием его достижений.

Рвусь из сил, и из всех сухожилий,

Но сегодня опять, как вчера,

Обложили меня, обложили,

Гонят  весело на номера…  (Владимир Высоцкий)

Как говорится, за что боролись…

 Под гнетом постоянного чувства вины

В последние десятилетия все более мощно шествует по свету сахарный диабет. Врачи утверждают, что эта болезнь сама по себе не так уж и страшна, некоторые даже именуют ее не болезнью, а «образом жизни». Человек ко всему приспосабливается. И вот уже новый «образ жизни» с ежедневными ограничениями, уколами инсулина и измерениями сахара в крови становится нормой.

Может, оно бы и ничего, если бы болезнь не была такой коварной: день за днем, почти незаметно, но неотвратимо она подтачивает здоровье человека. Кровеносные сосуды засоряются сахаром и известью из инсулина, делаются тонкими и хрупкими. Органы перестают в достаточном количестве получать питательные вещества. Неизвестно, какой именно из органов окажется наиболее слабым звеном, но когда он «сдастся», человек умирает.

В истории болезни врач запишет диагноз: «почечная недостаточность», «сердечная недостаточность»…

Вроде бы сахарный диабет ни при чем…

Именно так действует и чувство вины. Само по себе оно не такое уж страшное. Можно даже свыкнуться с ним, сжиться. Ну да, качество жизни ухудшилось, ну так «образ жизни» же. Некоторые люди даже считают, что чувство вины приносит пользу: заставляет человека совершенствоваться, становиться лучше.

Думаю, здесь путаются два понятия: чувство ответственности и чувство вины. Первое чувство заставляет искать выход и исправлять ситуацию, второе – заниматься самобичеванием.

А все начинается в детстве.

Ребенку, как воздух, нужно родительское одобрение и любовь. И он старается всеми силами, чтобы выслужить их. Вместо того, чтобы расходовать отпущенную ему энергию на познание себя и мира, он тратит ее на познание других людей. При этом пытается не только предугадывать поведение папы или мамы, но и влиять на него. (Об этом более подробно можно прочитать ЗДЕСЬ).

Подстройка «под родителей» помогает ребенку выживать, а вера в то, что он может контролировать поведение взрослых и влиять на них, оберегает детскую психику от разрушения.

Но в какой-то момент спасительная мысль «Я смогу переделать родителей» сменяется разочарованием: «Я не справился». Разочарования накапливаются, растут, как снежный ком. И однажды, не выдержав их натиска, ребенок отчаянно восклицает: «Я не просил меня рожать!..»

Что значит эта фраза? Многое…

  • «Я не обязан стать таким, каким вы желаете меня видеть».
  • «Я ничего вам не должен!»
  • «Я имею право…»

(И ведь прав, чертяка! Не обязан, не должен, имеет право!)

Ставит ли он ультиматум фразой «Я не просил меня рожать…», пытается ли шантажировать родителей с целью получения каких-то выгод или просто протестует – значения не имеет. В любом случае, так говорят дети не от добра, а оттого, что было что-то в поведении родителей, что вынудило их чадо пожалеть о своем появлении на свет, о том, что именно эти люди – его родители.

Ребенок не научился любить себя и ценить Жизнь.

И не надо потом удивляться, что дети из «положительных» семей становятся агрессивными, ввязываются в «дурные» компании, подсаживаются на спиртное и наркотики. Они просто не справляются со взваленным на них чувством вины. Они идут туда, где, им кажется, становится легче, где они, хоть на время, могут сбросить с души непосильный груз ответственности. На самом деле, от такого самомазохизма в виде бессознательного «искупления вины» через страдание становится еще хуже. Порочный круг замыкается.

Кто-то выбирает другой вид самомазохизма – самокопания. Но и этот выбор не приводит к конструктивным результатам, он лишь снижает самооценку и лишает уверенности в себе. В результате, человек оказывается в порочном кругу застоявшихся событий и переживаний, ему сложно сделать шаг в сторону возможностей и перемен. Отсюда – рукой подать до апатий и депрессий.

Вспомним: начиналось все с «безвинных» попреков…

(Окончание ЗДЕСЬ)

15 comments

  1. Это выходит мой муж и его брат и сестра получили сахарный диабет из за нехватки родительской любви! все может быть, жили в деревне, много детей, работы много по дому и на работу ходить надо. А отца так вобще редко видели. На нескольких работах сразу работал. Хорошо что вы написали эту статью, она очень важная для молодых родителей.

    • Людмила, я не врач — сказать не могу, почему именно получили ваши родственники сахарный диабет. Если вы внимательно читали статью, я сравниваю коварство вины с коварством этой болезни.
      Однако точно знаю, что наше тело реагирует на то, как к нам относятся, что мы при этом чувствуем.
      Прочла: «Только инсулин способен открыть все «замки», на которые заперты клетки организма, чтобы доставить в них главное «топливо» для жизнедеятельности человека — глюкозу». При сахарном диабете поджелудочная железа не вырабатывает достаточно инсулина.
      Получается, у детей, которые заболевают диабетом, недостаточно «ключиков», чтобы открыть нужные замочки, недостаточно сил для жизни. Может, это нежеланные дети?
      Знать могут только они сами или только их родители. Я не знаю. Могу только предполагать.

  2. andi:

    Светланочка, спасибо за развитие идеи до полноценных статей!
    Здесь как во фразе «мы в ответе за тех, кого…». В тех семьях, где родители занимаются детьми, не случается «внезапных алкашей». Мне в голову даже не приходило сказать родителям «я не просил меня рожать». Пусть грубо, но я «жрал предлагаемую еду, пил компотные закрутки, спал в своей квартире и не жужжал». Как после этого можно сказать, что не просил «рожаться»?

  3. Светочка, Вы 100% правы. Если дома маленького человека постоянно унижают, упрекают, шантажируют фразами, о которых вы писали, и ни слова «Я люблю тебя», «Какой ты молодец» и так далее, то найдутся другие люди на улице, которые скажут ему это из корыстных целей, вот вам и плохая компания, плохие друзья. Каждый человек, взрослый или маленький, идет туда, где он ощущает себя полноценным человеком, и уходит от туда, где унижают его человеческое достоинство. Ребенок приходит в этот мир со своей целью и своим взглядом на мир, и большая ошибка родителей навязывать ему свое видение и свои планы.

    • Со-существование рядом, партнерство — это в основе нормальных отношений. Там, где выстраиваются зависимости, добра нет.
      И вы правы: человек рожден для радости — и всю жизнь ищет, где он ее может получить. Другое дело — какие способы при этом выбирает.

  4. Елена:

    Только у счастливых родителей могут быть счастливые дети!

  5. Очень мощная статья! Читал немного даже с напряжением. Очень все правильно. Вина — это вещь смертельная. Когда взрослый человек живет с чувством вины — это тяжело, но когда детей постоянно погружают в это состояние — это …

  6. Дети не выдерживают давления со стороны родителей и появляются подобные фразы. Вообще, самое сложное — это взаимоотношения. Если бы у всех семьи были идеальными — на земле был бы рай!

  7. Слава Богу, ни мой отец, ни мать, никогда мне не прививали чувства вины. Бывало, что меня ругали или даже шлепали, но это нормально.
    Но знаю родителей, которые буквально «уничтожали» свое дитя. Мама и папа винили дочь за то, что она не родилась мальчиком.
    Папа ей не позволял заниматься рукоделием, а она это любила.
    Мама винила дочь в разводе с мужем, хотя виновата была в этом только она одна и ее стервозный характер. Удобно свалить свою вину на ребенка.

  8. Анна К:

    Статья 2016 года, но вопрос в ней злободневный и чем дальше, тем больше будет таких ответов от детей к родителям.
    Я не согласна с заявлением, что не в генах проблема. Как раз именно в них. У меня трое детей. Старший рос один и с его отцом я развелась. Долго не выходила замуж, да и не рассчитывала даже. Но после 30 вдруг вышла замуж и родила двух детей одного за другим.
    Все хорошо. Мы с их отцом живем до сих пор. Семья обычная. И вот такой ответ как-то услышала от своего среднего сына. Когда им с дочкой исполнилось где-то 17-19 лет. Дочь младшая. Никаких упреков, выделения одного ребенка перед другим. Никаких обносков друг за другом, каждому подарки отдельно по праздникам. Никакого пионер лагеря, все время при мне, под моим присмотром. Обратила внимание, что если мой старший сын взял мои гены и гены своего отца, то второй мой сын получил гены от двух бабушек. То есть мамы моего мужа и от моей мамы. Он даже внешне напоминает мою маму. Дочь так же взяла гены от папы и от меня. Так вот со старшим сыном и дочерью у меня никаких проблем. Тот же темперамент, тот же взгляд на жизнь, та же оценка проблем. Средний же сын живет с нами и мучается. А мы мучаемся с ним. В каком плане мучаемся, я не знаю как ему угодить уже. Откуда такие царские замашки и претензии. А это его бабуля по отцу была именно такой дамой.
    Ну вообще не буду дальше продолжать. Скажу лишь, что мой ответ среднему сыну был — Тебя тоже никто не просил рождаться. Мог родиться другой мальчик или девочка с кем у нас было бы может быть больше общего. И твои претензии к нам, точно такие же как наши к тебе. Получить помощь от среднего сына я не рассчитываю, да и просить не стану. Хотя душа за него болит больше, чем за старшего и за дочь. Так что гены — это главное!!!

    • Не знаю, Анна, насчет ген, главные они или не главные, — не специалист. Могу высказать только личное мнение. Да, считаю, гены имеют влияние. Но не думаю, что определяющее. Очень многое зависит все же от воспитания. По моему убеждению, к любому ребенку можно найти ключик. Беда только, что, воспитывая детей, взрослые и сами — только воспитываются как мама и папа, сами зеленые, отсюда и ошибки. И потому бесполезно себя гнобить.
      Что делать? Думаю, в любом возрасте можно остановиться, задуматься, что не так, и попытаться исправить ситуацию, наладить отношения.
      Знаю еще одну семью, где трое детей и так же, как у вас, самые некомфортные отношения — со средним ребенком. Давайте попробуем понять, почему.
      Первенец в семье — и есть первенец: ему по праву рождения уделяется много внимания, любви, заботы и восхищения. Ваш сын тоже наверняка получил этого добра приличную порцию, тем более, долго рос при вас один, без братьев-сестер.
      Потом рождается второй ребенок — внимание переключается на него, т.к. маленький, но, слава Богу, старший уже подрос в любви. Особые внимание и забота ко второму ребенку проявляются недолго, т.к. вскоре в семье появляется третий ребенок. К тому же — девочка. Основная порция родительских забот теперь приходится на нее. Старшему тоже больше достается (вероятно, я не знаю, но мне так кажется): он уже — помощник, его отмечают, его благодарят за помощь. А маленький-средненький? Он только путается под ногами…
      Часто родителя и невдомек,что «отстань», «посиди тихо и не мешай» или что-то подобное — это как раз отсутствие заботы о человечке, которая ему нужна не меньше, чем младшей сестренке. Он чувствует это, ревнует к другим детям, которым достается больше внимания.
      Результат? Он вырастает с ощущением недолюбленности. И при чем тут, скажите, гены?
      Любому человеку ЕЖЕДНЕВНО жизненно необходимы объятия, поглаживания, добрые слова. И ребенок не может несколько лет ждать, когда младшая сестренка порастет и родители смогут разделить внимание и заботы поровну. Вернее, ждать он вынужден, но тогда и результат получаем совсем не тот, который бы хотелось.
      Я не знаю вашей ситуации, Анна. Даже не знаю, сколько лет вашим детям. Здесь — всего лишь мое предположение, что могло пойти не так. Но полагаю, что на каком-то этапе недополучил вашей любви средний сын. И сейчас, требуя к себе дополнительного внимания, он таким образом пытается компенсировать недолюбленность.
      Я бы, честно говоря, не говорила, что не стану просить помощь у своего ребенка — даже если сложные отношения с ним, он все же наше чадо. И, бывает, именно такой ребенок помогает больше других. А нет? Принять и это — не как его «плохость», а как нашу родительскую «зеленость» в молодости. Принять как есть и пробовать наладить отношения. Мы старше — значит, мы мудрее, нам и искать выход.
      Попробуйте не обижаться на сына, а показать, насколько он дорог вам и нужен в жизни, попробуйте сейчас дать ему чуть больше любви, чем старшему и младшей. Принятие и любовь в любом возрасте могут многое изменить.
      Я от души желаю вам стать по-настоящему крепкой семьей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *