Стихи. Привыкаю быть без тебя…

Памяти покойного мужа посвящается… 

Semiya

Как все юные девушки, когда-то я мечтала о своем «принце». Планировала, что замуж выйду в 22–23 года. В результате, выскочила замуж… в 18 лет. Вместо принца в мужья «достался» простой парень Владимир Курилик, живший в соседнем доме. 

Хотя, нет, он не был совсем простым, обыкновенным. Владимир был сильным духом и очень умным человеком. А еще он умел любить.

Как в любой семье, бывали и в нашей недоразумения, редко, но все же случались разногласия и ссоры. Чаще они были «письменными», на бумаге. Я до сих пор храню несколько писем Володи в ответ на мои возмущенные, категоричные стихи или длиннющие письма с подробными объяснениями своих недовольств им либо собой.

Как правило, муж так же подробно, следуя за каждой строкой моего письма, разбирал «по косточкам» мои обиды, раскладывал по полочкам ситуации, которые грозили испортить наши отношения, – и мир в семье воцарялся. А стихи оставались…

Мы прожили с мужем тринадцать с половиной лет, воспитывая  двоих сыновей. Это была наша маленькая жизнь, о которой можно многое вспомнить. Хорошего в ней было несравнимо больше. Частыми гостями в доме были радость, смех, музыка, фантазерские выходки и приятные сюрпризы. А главное, я всегда знала, что рядом – очень надежный и нежно любящий муж и папа.

…Он ушел в 2003 году – туда, откуда не возвращаются. Но мы с сыновьями знаем: это мы его не видим, а он следит за нами, помогает нам и защищает нас от всего злого в этом мире.

Сегодняшнюю подборку стихов я назвала «Привыкаю быть без тебя…» Нам с ребятами в самом деле пришлось учиться жить без мужа и папы, учиться долго и мучительно, о чем тоже расскажут стихи.

семейный альбом

Светлана ЛОКТЫШ

Я любима…    

Разлуки горечь все ж терпима
И ночью я спокойно сплю:
Какая радость — я любима,
Какая радость — я люблю.

Опять уходишь в ночь и таешь,
Несут к рассвету поезда.
«Люблю» мне скажешь на прощанье
И поцелуешь, как всегда.

Замру в твоих объятьях крепких — 
Как короток прощанья миг! —
И окунусь в заботу, ласку,
И отдохну, забывшись в них.

Влечет к тебе неодолимо. 
Разлуки — мелочь, их стерплю.
Какое счастье — 
я любима.
Какое счастье — 
я люблю.

Ты потерял меня…

Ты потерял меня в суматохе дней,
Ты был все время занят, ты был всегда в делах.
Быть может, это главное, тебе видней.
Но только я не умею быть на вторых ролях.

Но только я не умею быть просто хозяйкой:
Стирать и гладить, не отходить от щей.
Хочу быть «цветиком», «радостью»,
«солнечным зайчиком»…
Ты потерял меня в суматохе дней.

Сильная

Ты сказал мне, что я – сильная,
Потому не стою жалости.
Не скатилось ни слезиночки –
Этой вечной женской слабости.

Нет нужды мириться-каяться,
Ни к чему заботы-нежности…
Кто ж тебе, родной, признается,
Как я мёрзла от небрежности,
Зябла как от невнимания
И твоих разумных выводов,
Призывала сострадание
И – слезу, секрет твой выведав.

Только вот слеза-изменница
В сердце незаметно таяла…
Трудно – одинокой пленницей
Силы женской неприкаянной.

А сегодня вдруг от больших обид
Слёз из глаз моих сыпал щедрый град.

Усмехнулся ты:
                    – Разве так болит?
Ты же – сильная… –
                       и отвёл свой взгляд…

Освобожденье

Была горячая любовь. И вот не стало.
Освобожденье — от счастья иль оков?
Твердит молва, что время рушит даже скалы,
А что пред ним, всесильным, хрупкая любовь!..

Ее звезда нелёгкий путь нам освещала,
От серости спасала, суеты.
Но сорвалась звезда и на землю упала —
Исчезло «мы», остались только «я» и «ты».

Свободен ты. Свободна я. Долой оковы,
Что связывали нас немало лет!
Так что ж грустим мы в состояньи новом?
Любви не стало и оков. И счастья нет.

Войду в твой мир

В твои глаза опять взгляну –
И без раздумий утону.

Обострены и взор, и слух,
И к небесам стремится дух.

Ловлю гармонии волну,
Тону – и радуюсь тому.

Так происходят чудеса,
Каких, казалось, не бывает:

В твой мир, в твой путь, в твои глаза
Вхожу – и их благословляю.

Ты был моей стеной…

Ты был моей стеной, моей спиной,
Моей надеждой, каменной горой.
Теперь ты – облачко в небесной сини,
Дождинка малая – в ладошке стынет.

Я – одиночество в огромном мире,
Среди прагматиков – ненужный лирик.
Гнетут тоска, необъяснимый страх:
Пора бы по-другому жить… Но – как?

Привыкаю быть без тебя…

Привыкаю жить без тебя,
Привыкаю спать без тебя.
Ожидая, как прежде, любя –
Привыкаю быть без тебя.

Ты – мой утренний, сладкий сон,
Страсти жаркой невольный стон,
Россыпь слёз моих, смеха звон,
Всех событий невольный фон,

Вечный зов мой и боль тоски,
Сыновей  голоса, шаги…
Вспоминая, молясь, скорбя –
Привыкаю жить без тебя.

 Вдовий крест

Ненужность встреч, напрасность нежных слов,
Нелепость взрослых игр в как будто бы любовь,
Небрежность чувств, несвежесть новых дней,
Пугающих фальшивостью своей –

Нет, не заполнить этим пустоту,
Не превратить в реальное  – мечту.

Летит вослед судьбе упрёк-протест:
Невыносим тоскою вдовий крест.

И слышится безжалостный ответ:
В наличии крестов счастливых нет…

2 comments

  1. Ирина Майская:

    Не лечит время… ничего не лечит,
    Лишь только притупляет боль…
    И день, и год, и десять лет — не легче,
    Хотя бы просто жить себе позволь.
    И, впитывая жизни каждый миг,
    Будь счастлива одна, но за двоих.
    Ирина Майская.
    _____________
    Всей душой сочувствую Вам, Светлана! Очень понравились Ваши стихи. Несмотря на горечь утраты, они очень душевны и полны жизни. Желаю Вашей семье счастья и благополучия, а Вам лично — огромных успехов в творчестве!

    С уважением Ирина Майская.

  2. Светлана Локтыш:

    От души благодарю Вас, Ирина, за добрые слова и за замечательное стихотворение. Слава Богу, рядом со мной сейчас не менее замечательный человек. Но это уже — другая жизнь. А та… Вы правы, время не лечит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *