Писатель-фантаст Олария Тойе: «В моих произведениях есть романтика, но это не женские романы»

pisatel_Olariya ToieПочему взрослый человек уходит в вымышленные миры, помогают ли писателю творить эмоции и как выбираться из сюжетных тупиков? Об этом и многом другом мы беседуем во время онлайн-встречи с писателем-фантастом Оларией Тойе (настоящее имя – Ольга Назарова).

Имя писателя и персонажа

Олария – необычный псевдоним. Как он возник и почему пишешь не под своим настоящим именем?

– Мне никогда не нравилось мое имя. Помню, в раннем детстве познакомилась с девочкой, которую звали Диана. Как я ей завидовала! Оль много – как песка на пляже. Стоит крикнуть на улице «Оля» – и половина женщин обернутся. Мне всегда хотелось быть единственной, особенной. А если твоим именем в любом коллективе еще десять человек зовут…

Когда я уже была взрослой, родители сознались, что сначала хотели назвать меня Соломеей. Пыталась некоторое время сжиться с этим именем, но не приклеилось. Олария родилась сама собой, а сокращенно – все та же Оля. Хотела и паспорт поменять, но не стала. К тому времени все близкие друзья к Оларии уже привыкли.

У Тойе история сложнее и интереснее, может быть, для интриги оставим это на другой раз? J

– Хорошая заявка: значит, могу рассчитывать минимум еще на одно интервью. Но про имена все же разговор продолжим: у твоих героев они тоже необычные. Насколько я помню, ты интересовалась генераторами имен для персонажей книги. Какими из них пользуешься сегодня и какими еще способами называешь персонажей? 

– Я нашла очень удобный генератор имен персонажей, добавила его в закладки браузера, он мне не раз помогал. Но почему-то страница не сохранилась, как ни искала, потом найти его не смогла. Остальные, которые гуглила, так или иначе не подошли. И с именами некоторых персонажей стали возникать проблемы.

В третьей книге «Невероятные приключения блогера Матфея» главный герой – блогер и писатель, современный парень. У него имя самое обычное – Матфей. Он оказался умнее меня и своим персонажам дал «музыкальные» имена и названия. Корабль «Увертюра», командор Стаккато, злобные враги – литавры, инопланетные друзья – гонги.  Эта книга немного юмористичная, так что такой выбор имен оправдан.

– То есть сегодня Олария Тойе дает имена сама или рассчитывает на подсказки самих героев?

– Именно так.

Писатель и эмоции

– Знаю, что ты с детства любила “гостить” в вымышленных реальностях. Давно не ребенок, сегодня можешь взглянуть со стороны на ту маленькую девочку. Как думаешь, почему она уходила в вымышленные миры?

– Ей было скучно, она любила фантазировать. На самом деле, до 7 лет я была в семье единственным ребенком, меня часто на несколько часов оставляли дома одну. Да и в моем дворе других детей почти не было. Чтобы не скучать, маленькая девочка и создавала свои реальности.

– Кто-то из авторов продуктивен в юности, молодости. Другим надо «вызреть», накопить опыта, знаний, определить свои принципы и ценности для того, чтобы идти к читателю. Ты, несомненно, относишься ко второй когорте. Какой именно жизненный опыт пригождается тебе в писательстве больше всего?

– Да, все так, у меня сложившиеся жизненные принципы. Я человек любознательный и увлекающийся, обожаю изучать новое, поэтому могу свободно говорить и писать на разные темы. Люблю наблюдать за людьми и делать выводы, анализировать причины поступков и сказанных слов – пожалуй, это и пригождается больше всего.

– По тому, насколько я тебя знаю, создается впечатление, что ты – весьма эмоциональный человек. Помогают ли эмоции творить, и если да, то как именно ты их используешь?

– О! Эмоции… Да, в них вся я. Опыта безэмоциональной жизни нет, поэтому сложно сказать. Иногда чувства помогают, иногда мешают. Но в писательстве скорее помогают, потому что я могу на время становиться как бы другим человеком, с чужими, а не своими чувствами и эмоциями.

Пока пишу, личности героев живут где-то в подсознании и иногда сами решают, что хотят или не хотят делать. Так, например, в первой книге, «Звезды Малого Круга», есть персонаж – Иттан. Сначала он не захотел менять имя. Оно вполне земное, и бета-ридеры на это обратили внимание, посоветовали изменить – не согласился. Потом он не захотел становиться отъявленным негодяем. Один литературный критик высказала много чего неприятного на эту тему. Но мое внутреннее понимание чувств и побуждений этого персонажа таково: за поступками Иттана стоят не злоба и ненависть, а куда более глубокие причины, и негодяем ему никак не стать, не изменив радикально свою сущность. Как видишь, я руководствуюсь больше всего своими чувствами.

geroi-knig

От идеи до сюжета книги

– Что впервые толкнуло тебя сесть за компьютер и взяться за писательство – расскажи, как это произошло?

– К этому привела череда событий. Помню, что одно время многие из моих подписчиц участвовали в марафоне «Роман за 30 дней». В тот момент написать самой роман даже в голову не приходило.

Но в одно необычное утро проснулась – и начала писать. И бросила бы, если бы один замечательный человек, который сейчас берет у меня это интервью, не погладил меня по крыльям. Спасибо!

Об уникальности

– Я рада, что ты взлетела, Олария. И взлетела – на фантастике. Довольно популярное направление нынче, поэтому так сложно русскому писателю-фантасту выделиться из общего фона. Отсюда вопрос: в чем твоя уникальность?

– Меня немного раздражает, что фантастику смешали с фентези. Привычней видеть фантастику ближе к науке и космосу, в то время как фентези, которое сегодня лидирует, связано с мистикой и сказками. Боюсь, я, как всегда, вне системы :). В моих романах есть немного романтики, но это не женские романы. Кроме первой книги, которая скорее услада для моей души, остальные не имеют гендерной привязки и могут быть интересны любителям космической фантастики обоих полов. Хотя сегодня тенденция скорее к разделению произведений по половому признаку.

О сюжете

– Я так понимаю, проблем с поиском идей для своих произведений ты не испытываешь. Но идея – это еще не рассказ. Что происходит потом: как разрабатываешь сюжеты и продумываешь образы?

– Сначала рождается идея. Но ее хватает только на первых пару глав. Я лишь предполагаю, чем дело закончится, – и просто пишу. Каждая глава рождает следующую. Иногда я не могу уснуть, и начитываю текст шепотом на диктофон. А больше всего люблю, когда сюжет заходит в тупик: хочется найти нестандартное решение.

– Пользуешься ли в работе над историями наработками с курса «Три рассказа за 30 дней»?

– Применяю многое, но больше всего запомнилось: в любой сцене может быть лишь один фокальный персонаж, и не обязательно это главный герой романа. Для меня это стало открытием! Пользуюсь набором характеристик для персонажей, который мы детально изучали на курсе. Это очень помогает сделать характеры объемными, естественными. И еще, я все также пишу от третьего лица. Не знаю, изменю ли когда-нибудь этому правилу.

О «творческом колодце»

– Что или кто подпитывает твое творчество? Нельзя же допустить, чтобы «творческий колодец» пустел…

– Подпитывают приятные и благодарные отзывы читателей. Сейчас я уже меньше сомневаюсь в себе как в писателе, но иногда «накрывает». У меня строгая редактор, и когда хвалит она, это вдохновляет. Еще огромное спасибо мужу, который никогда не говорит, что я «ерундой занимаюсь». По-прежнему много читаю, правда, теперь с этим сложнее. Есть много хороших самиздатовских книг, но у писателей нет денег на редакторов. А я теперь вижу недостатки и неосознанно пытаюсь «чуток подправить».

– Знаю, что ты довольно продуктивна в писательстве. Сколько обычно слов или знаков в день пишет Олария Тойе и насколько регулярно она трудится?

– Олария – это человек, абсолютно не признающий дисциплины, ни в чем. И, как ни странно, это играет на руку. Порой я не пишу несколько дней, пока сюжет не родится. Но когда он складывается в стройную историю – забрасываю все остальное и, как говорит муж, – только дым от клавиатуры идет.:)

oblojka-knigi– Каковы на сегодня в целом твои результаты в писательстве?

– Сегодня у меня два законченных романа и почти закончен третий. Для четвертого написала три главы и измучила одного астронома, который меня консультировал по Плутону – там будет разворачиваться действие. А пятый роман, самый сложный для меня, как ни странно, проработан полностью. Персонажей я несколько часов обсуждала с психологом, и еще предстоят долгие консультации с арфистами и путешественниками.

Случайно написались несколько рассказов, из которых два я выложила в сеть, а остальные придержала как идеи для будущих романов.

Как продвигать свою книгу

– Психолог, астроном, арфист… Как привлекаешь специалистов к творчеству и где их находишь?

– В интернете. В основном, в соцсетях. Сначала читаю, о чем и как они пишут, ведь одно дело – называться тем же психологом, совсем другое – быть им на самом деле. Так, например, в «Звездах Малого Круга» меня консультировала биолог. Она переводит медицинские тексты с английского и занимается собственными исследованиями. Благодаря нашему знакомству в арсенале главных героев появилась технология, которую у нас, землян J, еще только тестируют и кроме узкого круга специалистов об этом никто не знает.

– У тебя уже есть опыт продвижения своих творений к читателям. Поделись, пожалуйста, своими наработками, фишками в этом направлении.

– Из всех методов, что я попробовала, хорошо работает только один – рекомендация от бук-блогеров. Но эмоционально это до безумия сложно! Одни не отвечают совсем, другие требуют от меня красивый и  «правильный» с их точки зрения аккаунт, кому-то не нравится книга или фантастика в целом, и так далее, далее и далее.

Удивительным образом у меня сложилось знакомство с одним именитым писателем, чье произведение даже изучают в школе. Он признался, что работать с блогерами сложно и ему.  Может, позже, если и когда мое имя станет известным, хорошо будет работать реклама в директе, но пока это пустая трата денег.  На «Литресе» можно купить модуль на главной странице. Думаю, это сработало бы круто, но у меня на подобную рекламу пока нет средств.

– С какими издательствами уже приходилось работать и каковы впечатления оставляло сотрудничество?

– Совсем недавно «Эксмо» предложило договор на вторую книгу. Полдня я прыгала с ним по дому, пытаясь привести эмоции в состояние равновесия. Хотелось не глядя подписать – и будь что будет! Помог тот самый знакомый писатель. Он по пунктам объяснил, что издательство надеется на мою юридическую неграмотность и желание стать известной. Условия даже не каторжные, а вообще абсурдные. На мои замечания по договору они так и не ответили. И я решила не связываться.

Сейчас я отправила рукописи в «Рипол-классик», но уже знаю, что мой путь одиночки преследует меня всю жизнь, и не питаю надежд на появление доброго спонсора. Буду двигаться сама. И, как мне кажется, жизнь издательств сильно усложнится в скором времени, им просто придется подстраиваться под изменившийся рынок.

Тебе здорово помогают сестра с озвучкой книг и ее муж, звукооператор. Если бы не было такой подмоги, ты наверняка предприняла бы что-то другое. Как думаешь, что?

– Моя твердая жизненная позиция: если это смог сделать один человек – смогу и я. Если бы не сестра – один из лучших дикторов России, пошла бы на курсы, днем и ночью тренировалась и записывала бы сама. J

– Ты много фотографируешься. Собраться, настроиться, сделать фото – все это занимает много времени. Где его находишь и кто тебе помогает? Как происходит сам процесс?

– О, горе! Муж уже боится видеть меня с горящими глазами и фотоаппаратом в руках.J В последнее время помогает смартфон с функцией «фото по голосу». Я ему: «Снимаю», он – щелк!  Правда, и качество не такое хорошее. Студий в нашем городе мало, фотографы дорого стоят. Все углы, кусты и достопримечательности нашего города я уже обошла. Да, и еще есть проблема с одеждой. Я никогда вещизмом не страдала, фотографироваться в одном и том же не хочется, а нестандартная фигура не позволяет брать одежду напрокат. Так что фото – это немного болезненная тема. Хотя фотографы от меня в восторге: я не стесняюсь ни себя, ни своих эмоций.

О рабочем месте и писательском слоге

– Традиционный вопрос: расскажи, пожалуйста, как ты организовала свое рабочее пространство дома? Знаю, что вы построили новый дом и еще только обживаетесь, делаете ремонт. И все же, уверена, что у тебя уже есть свой уголок, так?

– Да, я счастливый человек, мне много не надо. Тепло, сытно, удобно, электричество и интернет – все, вершина блаженства! Проектируя дом, я выделила один уголок.  Мечтаю повесить там гамак и работать на улице, под щебет птиц. Осталось дело за малым: купить москитную сетку и крепления. Насколько это будет удобно, еще не знаю. По крайней мере, получится замечательна зона отдыха.

– И еще один мой традиционный вопрос. Мне кажется, автор становится писателем не тогда, когда его так назовут другие, а когда он начинает таковым ощущать себя сам. Какие, по-твоему, критерии помогают начинающему автору ощутить себя, пусть не великим, но все же писателем? И появилось ли у тебя внутреннее ощущение «я – писатель»?

– Наверное, пока для меня мнение других все же важно. Возможно, потому, что я еще не ощущаю себя сложившимся и востребованным писателем. Некоторые написали один единственный роман и вошли в историю, другие создали множество книг – и вошли в книгу Гиннеса.  Наверное, когда одно из издательств предложит серьезные условия для работы со мой – тогда…

Хотя, как ни странно, благодаря одному негативному отзыву внутреннее ощущение укрепилось. Не знаю, чего ожидала от романа леди эксперт «Лавлиба», но мне понравилась ее фраза: «У автора неплохой слог». Это же здорово! «Неплохой слог» из уст того, кому книга не понравилась, звучит, как «восхитительный слог» от тех, кому книга пришлась по вкусу. И я рада, что пока встретилась только с двумя недоброжелательными отзывами. Один из них вообще в расчет брать не стоит: какой-то парень решил за мой счет хайпануть. Так что все в порядке.

– Понадеемся, что и дальше будет все хорошо. Новых идей тебе, Олария, книг и благодарных читателей! Спасибо за интервью.

Беседовала Светлана ЛОКТЫШ

Фото и иллюстрации из архива героя

Еще интервью с писателями:

  • Елена Сахаровская: «В писательство привело любопытство – и я не хочу останавливаться!»
  • Наталья Литвишко: «Писателями становятся тогда, когда начинают серьезно работать с текстом»

Светлана Локтыш

Преподаватель. Журналист. Тренер. Консультант.

4 комментария к “Писатель-фантаст Олария Тойе: «В моих произведениях есть романтика, но это не женские романы»

  1. Начинающим писателям нелегко раскрутиться. Но если обладать настойчивостью и терпением, вполне реально. Как-то же загораются новые звезды на творческом небосклоне.

  2. Как интересно всё) Вот порой не знаешь совсем человека, а почитаешь небольшое интервью и уже хочется узнать его побольше)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *