Олария Тойе. Бабочки для Риты (рассказ)

olariya-toie

Олария – необычная, яркая женщина. Она не боится быть сама собой, строит (вместе с мужем) не только дом, но и собственную жизнь по своим лекалам. Ее творчество – такое же яркое и нестандартное, о чем читатель убедится уже по этому рассказу «Бабочки для Риты».

Интервью с писателем Оларией Тойе вот-вот появится на сайте. Думаю, после того, как прочтете рассказ, вам захочется узнать чуть больше о жизни автора, заглянуть в замочную скважину еще одного творческого человека.

Олария ТОЙЕ

Бабочки для Риты

Рита рассеянно смотрела в окно.   Интересно, когда это произошло? Когда в доме напротив появились новые соседи?  Надо же,  не заметила. Раньше, недавно  или очень-очень давно, там жила старушка. Рита поморщилась: наверное, ей тоже предстоит стать такой же: одинокой, угасающей, покинутой.  Она грустно улыбнулась, медленно вдыхая воспоминания: да, память теперь – это ее воздух. Все равно больше ничего не осталось.

На влажную серую реальность упали капли акварели, окрасили воображение обрывками давно прошедшего осеннего дня: они с мужем собираются за покупками.

– Валентина Аркадьевна, – надо же, вспомнила как звали соседку, –  вам купить чего-нибудь?

– Да, деточка.

Старая женщина любила это слово – “деточка”. Интересно, почему?

Страница перелистнулась, на следующем “рисунке” они с мужем помогают старушке вернуть на место упавший желоб для дождевой воды. “Старый дом, дряхлый, разваливается, как и его хозяйка”, –  Рита поежилась от воспоминаний.

Когда, куда делась бабушка? Может быть, тихо-тихо умерла, и никто не заметил, она не заметила? Как и появление нового дома напротив, и новых соседей…

Прошелестела, переворачиваясь еще одна “страница”: смех, они с мужем весело смеются на заднем дворе – это их мир, самое счастливое место на планете, их жизнь… Была ли?

Рита вернулась в самое начало воспоминаний. Первая встреча. Случайное свидание, изменившее  жизнь.  Оба родились и выросли в не лучших для детей семьях. Родители пили, постоянно орали друг на друга, какие-то посторонние, незнакомые люди в доме – приходят, исчезают, появляются новые.

– Давай поступим по другому, создадим идеальную семью –  ты и я, – предложил он.

– Давай, – ответила она.

И они создали. Идеальную. Счастливую. Все, как в сказке: жили долго и счастливо, и умерли в один день… почти.  Ее врачи спасли. “Вам повезло, выжить после такой аварии –  чудо”, –  так они сказали. Разве это чудо? Чудо, если бы они сейчас были вместе, неважно, живые или нет.

– Не бывает в жизни чудес, – с горечью сказала вслух Рита и с шумом захлопнула альбом с воспоминаниями.

Время больше не имеет значения, оно превратилось в большой, слипшийся, невкусный кусок пирога, уже засохший.  Или покрытый плесенью. Они с мужем были целой вселенной друг для друга. А сейчас она просто болталась в вакууме, ожидая, пока в скафандре закончится кислород.

Рита осталась стоять у окна. Семья, теперь там поселилась семья. Никаких чувств – ну, живут. В последнее время в поселке, кажется, много кто живет. Давно, когда они с мужем, с огромным трудом сумели приобрести этот дом –  свой дом, здесь было всего две улицы. Пригород, в котором жилье стоило копейки: далеко, желающих купить недвижимость в такой глуши не найти. Но им здесь нравилось. Нравилось…  Это уже потом, когда она осталась одна, город разросся так, что их пара улочек превратилась… нет, не в элитный поселок, но в весьма желанный уголок. Появилась третья, потом четвертая улица. Любопытно, сколько их сейчас? Наверное много, раз построили супермаркет.

Еще совсем недавно к Рите ходили риэлторы. Иногда с просьбами, иногда чуть ли не с угрозами: настаивали, требовали, уговаривали, чтобы продала дом. Однажды она заметила что почти все бывшие соседи куда-то подевались. Когда, куда, почему? А очередному пришедшему с предложением мужчине Рита заявила, что вызовет полицию. Кажется, она даже вышла из себя, возможно, кричала, что редко позволяла себе. Но с того раза беспокоить перестали.

Сколько она уже стояла у окна, разглядывая  соседей – новых-старых-новых?  Колумб весело махал хвостом: наверное, уже успел познакомиться. Значит, все-таки не новые соседи? Давно они здесь живут? А важно ли это?

Снова зашелестела в памяти картинка из прошлого. Они с мужем в приюте для животных, решили завести питомца. Этот чумазый малыш очаровал их с первого взгляда. Серый, невзрачный, грустный. Ну, а как еще: все любят веселых красавчиков – что остается тем, кому не повезло со внешностью?

– Он ведь не виноват, что не уродился породистым, – сказал муж.

А она вспомнила песенку из мультика или из фильма: «А Колумб, а Колумб – ни в чем не виноват!»  Так и появился в их сказочном доме благодарный и счастливый пес…

Следующие несколько дней смутное предчувствие не оставляло Риту. Соседи не выходили из головы.  Она долго не могла понять, что именно ее беспокоит, а потом внезапно пришла ясность. Дети. Да, точно, дети!  Они не шумят. Рита попыталась вспомнить других детей, тех, которых видела раньше. Странно, может эти просто воспитанные? Ведь она видела, что они играют, веселятся, резвятся – все как и положено в их возрасте. Но нет ни визгов, ни криков. Рита задумалась. А ведь это смутное чувство ее уже посещало. В новом супермаркете, да!  Другая семья… даже не так – другие семьи и другие дети: все они?  Могла ли она настолько отстать от жизни?  Проснулся интерес.

Рита набрала в поисковике «дети играют». Выбрала первые попавшиеся десять роликов – вот! Да, такие обычно у них игры! Родители запечатлели своих вопящих, визжащих, орущих и плачущих чад. А соседские? Что не так с детьми в поселке?

Риту охватил азарт детектива. Впервые после той трагической аварии появилось что-то, вызывающее интерес.

Помочь в расследовании могли камеры наблюдения, которые захватывали не только территорию  дома, но и часть дороги перед ним.  Да, у нее были камеры!  Они устанавливали их с мужем.

– Меня не будет почти месяц, хочу быть уверен в твоей безопасности, –  память услужливо подбросила еще один сюжет из прошлой жизни: ему предстояла долгая командировка. Каждый вечер они разговаривали по телефону. Вот бы сейчас все оказалось лишь сном, открылась бы дверь…  Рита вздохнула и, укутавшись в давно ставшую привычной грусть, запустила воспроизведение записей камер за прошлую неделю.

rasskaz-babochki

Ничего из жизни соседей не выглядело криминальным. Вот младший сын выходит за ворота и направляется прямиком к Колумбу. Кажется, они уже знакомы. Пес, радостно размахивая хвостом, облизывает ладошку мальчишки, наверное, тот пришел с угощением. Потом они бегают, играют, догоняя друг друга. Колумб с этой стороны забора, мальчик – с другой. «Хорошо, что у собаки появился друг», – подумала Рита. Раньше она, муж и Колумб часто гуляли втроем. Теперь пес стал таким же затворником, как и его хозяйка. Она грустно улыбнулась, глядя на резвящуюся парочку.

А потом случилось это…  Она не поверила. Перемотала запись несколько раз. Как?! Невозможно и неправильно, неправильно и невозможно, так не бывает!  Яркий солнечный день. Облака в небе. Счастливый Колумб развалился, катается в траве, мельтешит из стороны в сторону лохматый серый хвост. На корточках сидит ребенок, обхватил ладошками давно не крашеные доски забора. Потом резко встает, поворачивает голову вслед за летящей бабочкой, медленно открывает рот: язык, как у хамелеона, резко вырывается вперед и… насекомое съедено!  Еще какую-то долю секунды Рита видела нежные крылышки, торчащие между сомкнутых губ ребенка, а потом они исчезли.

Рита закрыла глаза ладошкой. Шок медленно проходил. «Это ерунда какая-то, случайность. Такого не бывает. Не бывает!» – твердила себе Рита. А если правда?  Пальцы, словно боясь, что опасения подтвердятся, коснулись клавиатуры.

Она сидела на веранде заднего двора, обхватив колени руками и раскачивалась вперед-назад. Что, что это такое? Кто они? Если бы только ребенок, если бы только один раз. Они едят бабочек!  Не только бабочек, женщина съела стрекозу. Поймала языком, так же, как сын.

Ливень стучал по крыше. Рита обожала дождь. Когда стало зябко, медленно поднялась, укуталась в плед и забралась с ногами в кресло. Задний двор, маленький кусочек ее персонального рая, надежно укрыл от посторонних. Здесь не слышно звуков улицы, замирает само время. Никаких соседей, ничего невероятного – просто дождь. Она подняла глаза. Под крышей веранды, на лакированной балке прятался от непогоды невзрачный мотылек. «Интересно, кто вкуснее, бабочка или стрекоза?» – почему-то подумала Рита и закрыла глаза.

***

Зачем она это сделала? Рита не знала ответа. Оказалось, в городе есть фирма, которая продает живых бабочек. Не для еды, конечно. На страницах сайта компании “Экзотическое великолепие” какой-то талантливый копирайтер в ярких красках расписал, как именно летающие бабочки украсят торжество. Любое – от корпоратива до свадьбы. Там же предлагали посмотреть несколько видео со счастливыми людьми: восторженными детьми и визжащими от восхищения девушками. Ну, и, разумеется, каталог самих экзотических красавиц. Дорого, конечно, много не накупишь. Но Рита даже не помнила, когда в последний раз тратила деньги не на еду, а на что-то вроде подарка.

Сложнее всего оказалось выбрать. Они все удивительно красивые. Но после недолгого размышления, решила взять тех, что помельче.  Ведь ей не для красоты. В какой-то момент стало немного жалко, что бабочек съедят. Но вежливый консультант утешил: срок их жизни  до обидного короткий.

Прихватив картонную коробочку с прозрачной крышкой, заботливо упакованную в симпатичную оберточную бумагу, Рита отправилась домой. Спонтанное решение порадовать соседей впервые за долгое время вызвало счастливую улыбку. Настроение изменилось, появилось ощущение себя порхающей бабочкой, легкой и беззаботной, совершенно не задумывающейся о том, что она чей-то обед.

– Здравствуйте, я Рита, ваша соседка напротив, – улыбнулась она в ответ на недоуменный взгляд соседей.

– Жанна, –  неохотно ответила удивленная женщина, но имя мужа не назвала.

– Я даже не знаю, почему, просто захотелось сделать вам приятное, – с этими словами Рита протянула коробочку. – Надеюсь, вы оцените подарок.

Она смущенно пожала плечами, и ушла. На душе почему-то стало светло и радостно…

Рита даже не догадывалась, какой эффект произвел подарок. Когда соседи  осторожно сняли упаковочную бумагу, они рассчитывали увидеть, скорее, бомбу, но только не крылышки бабочек.  Бледные, супруги синхронно сели за стол, на котором стоял подарок. Сомнений не было: подарок “со смыслом”.

– Хорошо, что детей нет дома, – хриплым голосом произнес муж.

– Что нам делать? – руки хозяйки дома тряслись, а в глазах застыл страх.

– Нужно вызвать Куратора, – сглотнув, тихо ответил мужчина.

– Нет, – женщина вздрогнула, – только не это! Ты ведь знаешь, что он с ней сделает. Куратор не станет ни в чем разбираться. А вдруг подарок – просто случайность, совпадение? Я не могу… нет, мы не можем, – глаза жены умоляли не принимать опасное решение.

– И что, просто так оставим это? А дальше? Думаешь о чужом человеке, а о детях ты подумала? – почему-то перешел на шепот муж.

Взвесив “за” и “против”, они решили сходить к соседке и для начала все разузнать самим. Долго думали, что подарить в ответ, искали в интернете что принято приносить с собой в таких случаях. Остановились на бутылке вина.

Выдохнули и, сгорая от страха и дурных предчувствий, нажали на дверной звонок.

Рита гостям обрадовалась. Достала давно забытые бокалы, со смущенной улыбкой протерла их.  К столу пришелся и домашний шоколад, который она так удачно приготовила на днях. Гости чувствовали себя неуверенно, но осматривали гостиную с интересом. Рита улыбнулась про себя: “Посмотреть действительно есть на что”. Классическая “берлога” художников. Муж работал дизайнером, необычный интерьер – его творение.

– Это вы сделали? – указывая на картины, развешанные по всем стенам, спросил Женя – так, оказалось, зовут соседа.

– Да, я художник, – ответила она, стараясь вспомнить, когда писала в последний раз. – Сейчас рисую на планшете – иллюстратор, выполняю заказы, работаю дома.

– Эта мне нравится больше всего, – со странной интонацией сказала Жанна, внимательно разглядывала одну из работ.

Картина в самом деле производила впечатление. Идея написать ее родилась после прочтения одной фантастической книги. По сюжету, группа инопланетян вынуждена покинуть родную планету. Они нашли новый дом, но скучали по родине. Автор подробно и красочно описал новый мир, но почти ничего не рассказал о старом. Рита почему-то представила его так. Ей казалось правильным изобразить утраченное, хоть и вымышленное.

– Знаете, что для художников важнее всего? – спросила она и, и не дожидаясь ответа, пояснила: – Признание. Когда кто-то ценит работу. И каждый мечтает, чтобы его картины висели на стенах не собственного дома, а радовали других.  Если у вас есть где ее повесить, то картина ваша.

– Вам не жалко подарить нам такое сокровище? – воскликнул Женя.

– Ах, что вы, разве это сокровище, – слегка смутилась Рита. – Сокровища в Лувре или в Эрмитаже. Я буду счастлива, если примете подарок, – у нее вдруг возникла догадка: возможно, пейзаж напоминает им о родном мире? А они – пришельцы?

Гости заметили, как изменилось выражение лица хозяйки, и спешно засобирались домой.

– Постойте! Неужели… –  Рита замолчала, не находя слов от изумления. – Как же я сразу не догадалась.

Тишина звенела от напряжения. Женя и Жанна понимали, что уйти без объяснения не могут. Но до этого момента об их тайне не знал никто. Опасно делиться с незнакомкой, хоть и такой нелюдимой. С другой стороны, раз она догадалась, теперь нет иного варианта, как сообщить Куратору. И тогда ее…

Супруги переглянулись.

– Это Ириан. Наш дом, – сказала Жанна и вдруг расплакалась.

Муж бросился ее утешать.

“Совсем как земляне”, –  подумала Рита.

– Женя, Жанна, картина ваша! И… не сомневайтесь, я сохраню тайну.

– Рита, вы не понимаете. Это опасно, опасно для вас. Если узнают остальные! Куратор не станет разбираться, мы вынуждены защищать свои тайны. На Земле много опасностей для таких, как мы.

– Не волнуйтесь, я ни с кем не общаюсь, –  улыбнулась она. –  Вообще-то, у меня уже давно нет друзей. Если позволите, я буду дружить с вами.

***

Удивительно, но они в самом деле подружились. Рита больше не ощущала себя в пустоте космоса: мимо пролетел корабль и спас ее. На этот раз по-настоящему. Она чувствовала, как к ней возвращается радость жизни. Удивилась, когда засмеялась в первый раз после долгого перерыва.

Теперь они гуляли с Колумбом все вместе. Поселок окружал лес, скрывающий небольшое, живописное  озеро, в котором, к сожалению, нельзя купаться – слишком много корней и коряг на глинистом дне. Рита показывала новым друзьям достопримечательности города, водила по музеями и паркам. Оказывается, они никуда не выезжали из поселка – такие же затворники, как и она. Было весело вместе, особенно когда возникали забавные ситуации из разряда “культурных отличий”. Тогда они дружно смеялись.

У ирианцев принято всем членам семьи давать имя на одну букву. Добрым знаком считалось, если у влюбленных первые буквы совпадали изначально. Так, конечно, случалось не всегда. И вступая в брак, молодожены меняли имена. Женя и Жанна никогда не говорили, как их зовут по-ириански. И ни при каких условиях, даже дома, наедине, не разговаривали на родном языке, хотя в поселке  и жили только ирианцы.  Кроме Риты. Она спросила как-то, скучают ли они по звукам родной речи. Конечно, они скучали. Но безопасность семьи, да и всего коллектива, превыше ностальгии.

– А как к нашей дружбе относятся остальные? – однажды спросила Рита.

Оказывается, этот вопрос поднимался на общем собрании. Многие настаивали на том, чтобы поставить в известность Куратора. Однако потом решили, что общение с аборигенкой – хороший шанс лучше узнать местные традиции и скорректировать свое поведение. О том, что Рита в курсе их происхождения, соседи молчали, как партизаны. А Рита удивлялась своим актерским способностям. Ведь все – от продавцов в супермаркете до курьера почтовой службы теперь выглядели в ее глазах совершенно иначе.

Первый поход за продуктами она репетировала у зеркала два часа.  Наблюдала за ирианцами исподтишка. И обратила внимание на интересный факт: двое подростков вдруг изменили цвет волос. Для девушки, разумеется, в этом не было ничего необычного, но парень? Тем более, как казалось Рите, ирианцы волосы не красили. “Точно, не красили”, — решила она, вспоминая, что в супермаркете краска для волос не продается. Позже Жанна пояснила, что это особенность их расы: так случается, когда влюбляешься – цвет волос меняется на цвет избранника или избранницы. Никаких недомолвок: если любовь безответная, или она прошла – все очевидно. Исключение только те случаи, когда цвет сразу не был одинаковым.

Постепенно отношение жителей поселка к Рите стало меняться. С ней начали здороваться, перекидываться парой фраз “о погоде”, в магазине женщины спрашивали у нее рецепты блюд. Рита старалась говорить что-то ободряющее, была щедра на комплименты, но никогда не забывала об осторожности.

Однажды она рассказала Жене и Жанне о чудовищной аварии, когда погиб муж. История потрясла их.

– Такое ощущение, что вы никогда не слышали раньше о подобных случаях? – удивилась Рита.

Друзья сказали только, что на этот вопрос ответят позже.

Рита успела забыть о том разговоре, когда они, улыбающиеся, принесли ей коробочку, украшенную большим бантом. Она тут же распаковала подарок: внутри оказался изящный, тонкий, почти прозрачный браслет с потрясающим узором из бабочек.

– Давай, одевай скорее, – торопили ее друзья.

Осторожно, чтобы не повредить, Рита достала хрупкую вещицу из коробочки и одела на руку. Бабочки мгновенно “впитались” в кожу, а потом проступили в виде совершенно белой тату. Пораженная Рита смотрела на удивительную метаморфозу.

– Проведи пальцем, – с хитрой улыбкой предложил Женя.

Рита послушно провела – и едва не закричала: белая татушка превратилась в переливающуюся, словно бензин на воде, стала выпуклой, металлической на ощупь.

– Ух! – не веря глазам, восхитилась она.

– А теперь еще раз…

Бабочки исчезли. Совсем! Словно их и не было. Освоив первоначальную настройку браслета, Рита улыбалась, словно ребенок, получивший диковинную игрушку.

– Помнишь, ты спрашивала про несчастные случаи? – спросила Жанна.

Рита кивнула.

– Так вот, благодаря этим браслетам, у нас не бывает таких случаев.

– Не бывает из-за браслетов с бабочками? – недоверчиво покачала головой Рита.

– Нет, – засмеялся Женя, показывая руку с типично мужским орнаментом, который тут же “выпуклился” и превратился в красивый глянцево-черный.

– А у меня – вот, – похвасталась Жанна затейливыми фиолетовыми завитушками. – А для тебя мы выбрали узор с бабочками. Решили, что символично. Тебе нравится?

– Мне – да! Очень! Только не понимаю, как они связаны с…

– С авариями? Браслет – это прибор. Он генерирует защитное поле вокруг тела. Если тебе вдруг потребуется операция, то хирург сделает разрез без труда, но какой-нибудь бандит ни ножом, ни пулей ранить не сможет. Потом потренируешься, научишься мысленно снимать поле, это нужно в некоторых случаях. Но все остальное время браслет тебя будет охранять.

– Теперь я могу точно сказать, что меня на крыльях носят, –  рассмеялась Рита. – Ребята, у меня нет слов! Как вы раздобыли для меня такую красоту?

Подарок оказался дорогим, очень! И даже не из-за цены, хотя стоил много. Сложнее было получить разрешение.

– Технология ирианская. Браслет можно изготовить только для новорожденного. Мы просили разрешения у старейшин поселка. Волновались, боялись что не позволят. Поэтому и не хотели говорить сразу, – объяснял Женя. – Но ты прижилась в нашем коллективе, и разрешение выдали.

– Подождите, но тогда, получается, старейшины в курсе, что я в курсе, что вы…

– Они узнали немного раньше, – виновато опустила голову Жанна. – Возникли подозрения, и нас пригласили на беседу. Мы сомневались, стоит ли рассказывать, но старейшины заверили, что не имеют ничего против. Сказали, что если ты узнала обо всем, не важно, как, твое деликатное отношение ко всем нам…

– Значит, – перебила Рита, – теперь с меня  – подарки старейшинам. А сколько их?

– Четверо.

Похоже, ей не зря в последнее время снились пейзажи, похожие на тот, что на картине, подаренной Жене и Жанне.

Следующие три дня Рита рисовала эскизы. Затем принесла их показать друзьям: хотела выбрать четыре самых достоверных.

– Что случилось? – не успев зайти, спросила Рита.

Друзья выглядели напуганными.

– Сообщение от Куратора. Сегодня вечером он будет у нас, – дрожащим голосом ответила подруга.

– Это настолько плохо?

– Скорее всего, да.

– А кто он, Куратор? – спросила Рита.

– Самый страшный ирианец на Земле. Он – наша связь с родиной, так мы сохраняем единство. Он следит за выполнением правил и законов. Решает, кого наказать. Может отправить обратно на Ириан или… казнить.

– А почему возвращение домой – это наказание? – удивилась Рита.

– Ириан перенаселен. Ты читала про Китай? Так вот, умножь на десять. Планета истощена, города – высотой до небес. Войска охраняют двести семьдесят шесть природных парков, потому что иначе…

Рита с сочувствием слушала историю некогда красивейшей планеты, каждый житель которой сейчас стремится покинуть дом. Но вариантов немного: всего три планеты пригодны для переселения, и все уже заняты. На двух живут народы, с уровнем прогресса, когда только изобрели колесо. Пришельцам из развитого мира жить в таких условиях невыносимо: демонстрировать свои технологии запрещено, а создать полностью изолированную колонию невозможно. Единственное место, где жить относительно комфортно, – Земля, откуда Куратор имеет право выселить любого ирианца.

– Знаю! Надо его вкусно накормить. Сытый мужчина – добрый мужчина. Куратор ведь мужчина? – Рита хотела помочь друзьям.

– Мужчина. И это единственное, что о нем известно, – печально покачал головой Женя.

Кроме того, они знали, что Куратор телепортируется в заранее указанное время и место.

Рита, как могла, утешила друзей и, переполненная мрачными предчувствиями, помчалась домой – готовить самый вкусный ужин на Земле.

***

Куратор удивлялся весь вечер. Сначала его поразил аромат, наполнивший дом, затем – приглашение на ужин. “Скорее всего, влияние землянки”, – подумал он.

Куратор следил за всем, что происходит в многочисленных поселениях ирианцев. И когда узнал о браслете, но данных о новорожденном не поступило, – заинтересовался. Эта женщина, единственная из местных, отказалась продавать дом и угрожала полицией. И он позволил ей остаться. Тихая, она редко выходила, ни с кем не общалась. Что-то изменилось? Чем она смогла так завоевать сердца этой семьи, что они пошли на вопиющее нарушение, да еще  сумели уговорить старейшин?

За ужином Куратор молчал, позволяя хозяевам строить догадки о цели визита и нервничать. Это хорошая тактика: чаще всего виновные не выдерживают и сами во всем сознаются. Но эти двое молчали. Куратор обратил внимание, что детей дома нет, и мысленно похвалил за находчивость – дети плохо хранят секреты.

Он не отказался от бокала вина и отметил про себя, что еда невероятно вкусная. “Интересно, готовила тоже она – землянка?”

Играла музыка. Мелодии сменяли друг друга – в меру динамичные и в то же время расслабляющие. “Неужели тоже ее идея – с музыкой?”

Куратор все еще не произнес ни слова. Супруги то и дело переглядывались и нервничали все сильней.

– Десерт?

“Браслет для нее, для землянки, сомнений нет. Почему они молчат? Неужели она так дорога им?” – подумал Куратор и вдруг ощутил непреодолимое желание увидеть эту женщину, чтобы понять, что в ней такого особенного. Он резко встал, повернулся – и замер: на стене висела картина с изображением Ириана.

devushka-v-kresle

…Рита сидела дома, в любимом кресле, хотя мысленно была рядом с друзьями и страшно волновалась за них. То, что Куратор явился из-за браслета, она даже не сомневалась. Корила себя, хотя понимала, что не виновата ни в чем, ведь она не просила о таком подарке, они сами. Да и старейшины – если уж было совсем нельзя, почему разрешили?

– Подружились с соседями? – внезапно раздался мужской голос.

Рита вздрогнула от неожиданности.

– Вы меня напугали, – сказала она с укором.

– Я задал вопрос.

– А что вас удивляет? Добрососедские отношения – обычное дело.

– И вам они не кажутся странными?

– Вы  шутите? Миллион вещей мне кажутся странными. Например, почему, когда торопишься, все всегда идет наперекосяк и валится из рук? Или почему, если понравились туфли, то обязательно не будет нужного размера? А еще странно, когда незнакомый мужчина появляется внезапно и задает странные вопросы, – Рита улыбнулась, пытаясь скрыть растерянность и страх.

Мужчина пронзительно посмотрел на нее и сказал:

–  Это называется телепортация.

– Знаю, – рассмеялась она, –  смотрела Стар Трек.

– Стар Трек?

– Вы, правда, не видели или  просто нашли способ сменить тему разговора?

– Не видел.

– А интернет у вас есть?

Мужчина утвердительно кивнул.

–  Ну, значит, вам будет чем заняться сегодня вечером, – снова улыбнулась Рита.

– Вы интересная женщина, кажется, я догадываюсь, почему они так защищают вас.

– Говорите загадками? Жаль, но я не владею телепатией – было бы проще понять вас.

Мужчина, не отводя глаз, смотрел на нее. То, что это и есть великий и ужасный Куратор, Рита ни секунды не сомневалась.

– Могу я недолго побыть с вами? – после паузы спросил он.

Девушка указала на кресло, а потом, неожиданно для самой себя,  предложила развести костер: нет ничего прекрасней, чем сидеть поздним вечером и глядеть на языки пламени, особенно под самозабвенный аккомпанемент сверчков. Гость идею поддержал и даже проявил инициативу – занялся розжигом.  Рита с уважением взглянула на него. А ведь они так и не познакомились. Не хочет?

Они долго сидели молча, слушая треск поленьев, а потом Рита рассказала легенду о Прометее: как он подарил людям огонь.

– Жестоко, – задумчиво произнес Куратор.

– Да, иногда за добрые дела приходится дорого платить, – не глядя на собеседника ответила она.

После этих слов мужчина резко повернулся и пристально посмотрел на ее запястье, украшенное узором белых бабочек. Рита похолодела: она ведь делала браслет невидимым! Как же так? Забыла или он сам бабочек “проявил”?

– Последняя мода, – решив блефовать до последнего, она протянула ему руку, – белая тату. Необычно, мне понравилось.

– Такая же тату, как у меня?

Он показал свой орнамент: белый, строгий, геометрический. Провел по нему пальцем, и тот окрасился  красивым серым градиентом.

– Здорово! Как необычно, а у меня просто татушка, – восхитилась она, стараясь добавить голосу нотки разочарования и зависти.

Он молча посмотрел на Риту. Она улыбнулась и отвернулась к огню. Мысли не подчинялись логике. Ей сейчас нужно переживать, бояться: он ведь опасен, и не только для нее,  к тому же теперь не просто догадывается, а знает про браслет! Но Рита видела перед глазами манжет его рубашки с запонкой и таяла – как таяла всегда при виде элегантных мужчин в костюмах. В ее сердце проснулась нежность. Рита испугалась этого чувства. А память услужливо подсунула отложенный в сторону “альбом” воспоминаний, и страницы уже “шуршали”, отыскивая нужное.

Тогда, после аварии, подруги пытались устроить личную жизнь Риты. Убеждали, что нужно жить дальше. А она просто плыла по течению, не противилась, даже сходила на целых пять свиданий. И каждый раз  ощущала себя героиней очередного мема в стиле “Али Экспресс – ожидание и реальность”.  Парни были неплохими людьми, но как согласиться на “третий сорт”, если точно знаешь как выглядит совершенство? Подруги настаивали, а она все больше и больше отдалялась от них. Забрасывала в дальний угол телефон, не перезванивала на неотвеченные звонки, дверь открывала, только если гости замечали, что она дома. Удалилась из всех соцсетей, стала невидимкой – и ее забыли.

И вот сейчас, рядом с мужчиной, угрожающем ей и ее друзьям, чувства вдруг проснулись. “Обидно, – подумала она, – он ведь даже не человек”.

– Знаю, чего нам не хватает. Подождите минутку, я сейчас!

Рита быстро заварила травяной чай, разлила по чашкам и вернулась к костру. Гость принял напиток. Пил с наслаждением и… молчал. Молчала и она.

– Думаю, мне пора, – наконец, сказал он, протягивая пустую чашку.

Рита протянула руку, чтобы ее забрать, и случайно коснулась пальцев гостя.

Время словно остановилось: медленно поворачиваясь в воздухе, чашка начала падать на землю. Вспышка и Рита ощутила себя в другом месте. Обрывки воспоминаний, образы, надписи на незнакомом языке. Огромный склад с коробками и полками…

Чашка завершила полет и с дребезгом раскололась на части. От звука они встрепенулись.

– Этого не может быть! – потрясенно воскликнул Куратор.

– Что, что это такое?

– Даже не знаю, как объяснить, – задумался ее гость.

Рита уставилась на Куратора во все глаза. Он улыбался. Не просто вежливо, или смущенно, или любой другой из сотен улыбок. На его лице сияла счастливая улыбка!

Справившись с мыслями и чувствами, он рассказал: на далекой планете Ириане есть легенда, скорее даже, исторические хроники, а лично для него – мечта. В прошлом ирианцы умели устанавливать ментальную связь. Не все, только идеальные пары. Но даже тогда подобные браки случались редко. Одни так и оставались одинокими всю жизнь, другие прекращали поиски, позволяя себе жить с тем, с кем не могли разделить мысли. За последние двести лет ментальную связь так никто и не установил. До этого момента.

– Хочешь сказать, это была та самая ментальная связь, а мы – идеальная пара? Но как ты можешь быть уверен и как такое может быть? – от только что пережитых ощущений Рита забыла даже удивиться якобы “незнакомой” планете.

Он улыбнулся:

– Я уверен. Расскажешь, что видела? В твоей голове – художественный беспорядок, но там очень красиво.

Рита засмеялась:

– Зато у тебя – склад перфекциониста: ровненькие стеллажи, коробочки, аккуратно сложенные вещи и образы. Все промаркировано, даже закрытые двери с табличками.

– Да, это на меня похоже, –  согласился он.

– А что в коробках и куда ведут двери?

– Это мысли и воспоминания, которые хочется скрыть, избавиться от них или, наоборот, сохранить до удобного случая. У тебя тоже есть двери и некоторые открыты нараспашку. А самое удивительное – всюду картины, наброски, эскизы. Одни в золоченых рамах, другие – на салфетках и обрывках бумаги. Ты необычная.

– Я необычная, – согласилась Рита. – И что теперь делать с этой ментальной связью?

– Я не знаю, – честно ответил он, –  но такой шанс выпал впервые за двести лет. Так что… – Куратора вдруг осенила идея: – Сними, пожалуйста, ненадолго защитное поле.

К этому моменту Рита успела взять себя в руки и попыталась изобразить на лице недоумение.

– Брось, ты уже давно догадалась, кто я и что я все знаю, – сказал он.

Рита виновато потупила глаза. Когда бабочки исчезли, Куратор прижал к ее пальцу небольшую коробочку, похожую на наперсток. Подробности пояснять не стал, а Рита подумала, что так ирианцы берут кровь для анализа. Умно: надо же проверить, насколько они идеальная пара. Шутка ли – межрасовый союз. Но этот незнакомец, с которым встретилась не больше двух часов назад, казался родным. И от собственных выводов Рита впала в шок.

– Я вернусь завтра, и мы все решим. Хорошо?

Она кивнула в ответ и спросила:

– Как тебя зовут?

– Ринар, – ответил он.

– Имя тоже на “р”, – улыбнулась Рита.

***

Как только Ринар ушел, она помчалась к зеркалу.  На ее глазах волосы гостя стали стали каштановыми – ее природного цвета. Рита с детства терпеть не могла этот цвет и красилась в темно-русый. Утром она как раз подумала, что пора бы повторить процедуру – корни уже отросли. И теперь не терпелось посмотреть, не изменился ли цвет ее волос. Хотя как он может измениться? Волосы у землян менялись только на один цвет – седой.

Ее волосы стали темно-русыми. Как у него. Рита снова и снова вглядывалась в зеркало, поворачивала лампу во все стороны. Невозможно! Или все-таки…

 

***

Нереальные образы из сна стерла назойливая муха, которая металась по комнате, словно самолет. Рита капризно застонала.  И вдруг наступила тишина. Рита резко открыла глаза: перед ней стоял Ринар и широко улыбался.

–  Не-е-ет. Фу, только не говори, что ты муху съел. Это противно, совсем не так очаровательно, как бабочки. На мух я точно не согласна.

– Проснулась? – спросил он и уселся на край кровати.

– Угу, – сонно ответила Рита.

– У меня есть новости. Только сначала завтрак. Я уже приготовил, жду тебя в столовой.

– Только никаких мух. И стрекоз, и бабочек тоже. Я такое не ем! – крикнула она ему вслед.

За завтраком они то и дело  переглядывались и улыбались друг другу. Рите хотелось поскорее узнать новости, но Ринар кивал ей на тарелку, давая понять, что ни слова не скажет, пока все не съест.

– Ты ирианка, – заявил он без всяких предисловий.

– Я – что? Э… я кто?

Хорошо, что завтрак окончен, иначе она непременно подавилась бы.

– Я сам удивился. Полночи провел за исследованиями, но сумел разгадать твою загадку, – торжествующе улыбнулся он. – Первые колонисты отправились на Землю сто двадцать лет назад. Двадцать семь кораблей, два с половиной миллиона ирианцев. Спустя несколько лет на Земле разразилась жестокая война, за ней последовали чудовищная эпидемия и голод. Вернуться удалось не всем. Я предполагаю, что некоторые дети остались без родителей, их воспитали в приемных семьях. Притяжение оказалось сильным, и как минимум два поколения твоих предков, сами того не зная, выбрали пару из своей расы. Поэтому ты – чистокровная ирианка.

– Но… как же бабочки? У меня совершенно точно нет способности так вытягивать язык.

– Может быть, есть? Ты просто не пробовала?

Рита смотрела на Ринара огромными глазами и не могла принять новость.

– Подумай, – присел он ближе, – возможно, ты сама все это время чувствовала, понимала, что другая. Может, поэтому тебя не тянуло к общению с землянами. Тогда и твои рисунки Ириана легко объяснить генетической памятью.

– Возможно, ты прав, – согласилась она, ощущая прилив радости. – Если принять факт, что я ирианка, то многое становится на свои места.

– Я прав, – твердо ответил он.

– И что теперь? – смущенно улыбнулась Рита.

Ринар широко улыбнулся в ответ:

– А как ты думаешь? Что бывает, когда люди находят свою идеальную пару?

Еще рассказы гостей сайта: 

Приятного чтения!

Светлана Локтыш

Преподаватель. Журналист. Тренер. Консультант.

3 комментария к “Олария Тойе. Бабочки для Риты (рассказ)

      1. Рассказ с изюминкой. Понравился. Светлана, я тоже пишу. Не могу сделать продвижение на платной основе. А, как у вас получилось?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *