Роман «Обман-трава». Глава 2 (окончание)

Очень благодарна моим внимательным читателям, которые своими отзывами помогают совершенствовать тексты. Напоминаю, что роман «Обман-трава» я пишу в реальном времени в рамках писательского марафона, или Месяца писательства-2016.

Love-roman

Обман-трава

Глава 2: начало ЗДЕСЬ

Глава 2 (окончание)

Иван внимательно и долго посмотрел на Марию, пытаясь понять, согласится она или откажется. Она тоже взглянула на него, но отвечать не торопилась, ожидая, когда он выскажет свое предложение.

– Так ты готова?

– Я пока еще не услышала, в какую аферу ты собираешься нас ввергнуть.

– У нас рабочее время, так? Все думают, что мы работаем.

– Но ведь мы и работаем.

– Это пока. А я предлагаю оставшиеся пару часов рабочего времени потратить более приятно и с не меньшей пользой. Ты была в Мирском замке?

Мария отрицательно покачала головой.

– А ведь это совсем рядом. И мы сейчас отправимся именно туда.

Вскоре зеленый «фольксваген» уже вез Ивана и Марию в направлении Мира. Дорога оказалась недлинной. Было понятно, что Иван хорошо знает это место, бывал не раз.

В замок они не попали, он был закрыт. Иван с сожалением покрутил головой, предложил просто прогуляться вокруг здания. Он вдруг принял мечтательный вид и медленно произнес:

– Представь себе, что мы с тобой снова оказались в шестнадцатом веке. И начинаем возводить этот замок в готическом стиле. А позднее добавляем элементы ренессанса.

Мария решила подыграть ему. Она изобразила на лице маску серьезной ученой дамы и, бурно жестикулируя, немного нудным голосом, каким часто преподаватели вузов читают лекции, провозгласила:

– Готическое здание будто стремится вознестись и воспарить над всем земным. Этого архитекторы добиваются за счет остроконечных арок, узких башен и высоких колонн. Богато украшенные фасады и интерьер поражают воображение. Ирреальное свечение множества витражей призвано вызывать сильнейшие эмоции у верующих. Но все когда-нибудь заканчивается. Так и на смену готике пришел новый стиль – ренессанс, который ознаменовал собой возврат к простым формам.

Иван рассмеялся.

– Вот как мы умеем! И откуда такие глубокие познания архитектурных стилей?

Мария рассмеялась вслед за ним.

– Было дело, университет культуры закончила. А потом МХК, мировую художественную культуру, преподавала в лицее. Если что-то и упустила во время учебы, то к молодежи с пустой головой не придешь, пришлось доучивать самостоятельно. Правда, одно дело читать об этом в книгах, рассматривать фотографии и совсем другое – увидеть все своими глазами.

Они прошлись вдоль трехэтажного дворца. На углу Мария коснулась стены замка, погладила ее. Ей почудилось, что камни вибрируют, пытаясь поведать ей свои тайны, то, что они видели, слышали, мудрость, которую копили на протяжении веков.
Иван обратил внимание на то, как она прикоснулась и задумалась о чем-то.

– Ты права, эти стены обладают чудодейственной энергетикой. И, говорят, даже лечат. Пойдем, покажу камень, у которого можно попросить о чем-нибудь. Говорят, любые желания исполняет.

– И ты просил?

Иван ответил, что не раз. Но не потому, что так уж верит в чудодейственность камней, а потому, что уверен в себе. Некоторые желания уже исполнились, а для остальных пока не пришло время. Но рано или поздно все его желания исполнятся.

– Уверен?

– Знаю.

Они как раз подошли к чародейному камню, и Мария приложила к нему руку. Она попросила у него мудрости, с помощью которой сможет разрешить сложную задачу, заданную мужем, прежде чем он покинул этот мир, ее секретный секрет, который не давал покоя.

Они еще побродили немного у искусственного озера на юге замкового комплекса. Мария предположила, исходя из того, что Иван хорошо ориентируется, что он часто бывал тут. Иван вдруг сделался серьезным, его тяжелый подбородок напрягся, придав лицу еще большую мужественность.

– Стараюсь исправлять ошибки моих соотечественников. Многие из них больше о заморских странах знают, чем о тех местах, где родились. Это неправильно. В первую очередь, мы должны знать Беларусь. Стран много, а Родина – одна. Грех быть ее несмышлеными, глупыми детьми, которые гоняются за заморским, а свое не ценят.

В целом она была согласна с ним. Немного смутила только пафосность тона. Видно, понял это и сам Иван, потому что уже в следующий момент он произнес мягко, с улыбкой:

– Это так, лирическое отступление. Просто вспомнилось… Когда я служил далеко от дома, ты не представляешь, как скучал по всему родному. В чужих краях березки – и те, казались не такими светлыми и чистыми, как на Родине.

Мария вспомнила далекую Сибирь, где их семья проживала около шести лет, вспомнила как хотелось домой.

– Ты не прав: я очень хорошо знаю чувство ностальгии по дому.

И она рассказала о том, как тяжело и бедно жила их семья после смерти отца, как тетка, которая приехала из Сибири и гостила у них, уговорила маму уехать к ним. В Сибири хорошо платили за работу. Мама рискнула и отправилась в далекий край вместе с двумя дочерьми.

В таежном поселке, где они поселились, было красиво. Зимой снег был таким ярким, что глазам было больно на него смотреть. И северное сияние видели, и на оленях катались, и на теплоходе по сибирским речкам… Только все это было вдали от дома, по которому Мария очень скучала.

– Когда мы приезжали в Беларусь, мне казалось: вот оно, счастье. Последние километры до родного города тянулись нереально долго. Не терпелось увидеть родную улицу, дом, лица родных, соседей и просто знакомых.

– Не знал, что вы жили в Сибири. А я-то думаю, откуда такая чистая русская речь.

– Она уже не такая чистая: обжилась дома за эти годы. А вообще, мы могли там и остаться. Мама до сих пор не может простить мне этого переезда: ей там нравилось. В последний раз она отправила нас с сестрой сюда на каникулы. Я пошла в школу, договорилась с директором, чтобы нас взяли туда. Представляешь, это чудо, но нас взяли! Без документов, без школьной формы, без маминого участия.

Мария вспомнила, как заявила крестной, которая приглядывала за ними, что никуда больше не поедет. Та позвонила маме, которой ничего не оставалось, как рассчитаться с работой и приехать домой.

– Потому десятый класс я закончила в Беларуси, а сестренка вообще три года училась здесь.

– Не пожалела, что так поступила?

– А какой смысл жалеть о чем-то. Я – дома, здесь все мое, здесь, как говорят, моя пуповина, могилка отца и предков, здесь родились мои дети. Знаю, там тоже могли быть дети, семья. Но это были бы другие дети, другая семья, другая жизнь. Возможно, лучше, легче, проще. Но не было бы вот этого ощущения родности. А для меня это важно.

– А мне иногда хочется что-то изменить в прошлом.

– У меня только одно сожаление: я мечтала отучиться на журналиста и не поступила в институт. Уверена, если бы поступала в Тюмени, давно бы уже работала в любимой профессии.

Когда Мария закончила школу, в Беларуси как раз начались реформы. В приемной комиссии тучный дядечка сказал ей: «Ну, и куда вы, девушка, собрались? Даже если вы успешно сдадите экзамены и поступите, уже на первом курсе заберете документы. Вы же не знаете белорусского языка». Она ответила, что выучит. Но зловредный дядечка прочитал ей целую лекцию о том, как трудно привыкать к учебе в лучшем вузе страны и при этом изучать с нуля язык. «Вы не справитесь. Потому документы ваши приму, но говорю прямо: можете не особо рассчитывать на поступление», – в результате заявил он.

Его уверенность лишила уверенности Марию. Блестяще справившись с творческим и обычным сочинениями, сдав на «хорошо» литературу, она получила «двойку» на истории и вышла из кабинета растерянная и растроенная. Ей, которую называли умной и серьезной, было стыдно сказать кому-то о своем провале. Мама сказала ей неожиданное: «Вот и хорошо, что не поступила. С твоим характером ты отправилась бы в «горячие точки» и лишила бы меня сна». Возможно, на самом деле мама так не думала, но в тот момент ее слова поддержали Марию.

– Извини, загрузила тебя своими байками, – сказала она, заметив, что Иван задумался о чем-то, глядя на нее.

Общаться она любила. Но о себе обычно много не рассказывала, тем более, почти не зная человека. И сейчас укорила себя в душе за излишнюю болтливость.

– Нет-нет, я тебя внимательно слушаю. И думаю о том, как жизнь несправедливо устроена: ты мечтала стать журналистом – и не стала. А я никогда не думал, что придется работать на телевидении, пусть не журналистом, но рядом с этой братией. А вот же, работаю.

– Вот и хорошо, что работаешь. Приобретаешь новый опыт… Так расскажи, что бы ты хотел изменить в своем прошлом?

– Обязательно расскажу. Вот только угощу тебя чаем в этой кафешке. Надеюсь, он будет не менее вкусным, чем тот, который ты заваривала, иначе я так и останусь твоим должником. Мы, между прочим, давно ничего не ели. Проголодалась?

– Немного есть.

– Тогда идем…

– С условием, что я плачу за себя сама.

Иван посмотрел на нее внимательно и прищурился:

– Издеваешься? Где ты видела офицера, рядом с которым дама оплачивает угощение? Я пригласил – я плачу. Это приказ.

Время в кафе пролетело быстро. Впрочем, оно стало постоянно куда-то торопиться, когда Мария была с Иваном. Она слушала его истории: о встречах с интересными людьми, о съемках футбольных матчей и концертов поп-звезд, о его поездках по стране и знакомствах с председателями и сотрудниками райисполкомов. Даже поделился своей задумкой:

– Ты же видела книгу «Память»? В каждом районе есть своя такая. Вот и я хочу создать что-то подобное о каждом районе, только в формате документальных фильмов. Книгу гости пока прочтут. Если вообще прочтут. А фильм минут на 40–45 посмотрят, и будут иметь представление о районе, его успехах и достижениях.
– Здорово. И о многих районах уже фильмы сделал?

– Это моя дополнительная работа, потому времени маловато. Тем более, я только приступаю к этому. Есть устные договоренности в нескольких районах республики, в Брестской, Минской и Могилевской областях. Есть километры отснятой пленки. Вот закончу съемки в вашем районе, возьму на месяц отпуск и приведу все в порядок, смонтирую фильмы.

Мария посмотрела на часы.

– Мне пора домой. Спасибо за угощение.

– Мелочь, не за что. Поехали.

У своего подъезда Мария выпорхнула из машины, поблагодарила еще раз Ивана за интересный день. Заметила, что он ожидал приглашения, но его не последовало. Повторное приглашение мужчины домой свидетельствовало о начале отношений больших, чем просто рабочие или дружеские. В какое-то мгновение Мария заколебалась, но сказала себе, что не готова к скоропалительным романам и направилась к подъезду.

(Продолжение романа пишется…

Еще один отрывок из романа – ЗДЕСЬ)

P.S. Третья глава существует только в виде набросков. Как и многие другие главы романа с рабочим названием «Обман-трава». Как мысль приходит – так и пишу. А приходит она порой как ей вздумается, вовсе не ровненько, по порядочку, как хотелось бы мне…

Можно также почитать мои рассказы:

Tags: ,

11 comments

  1. Мария Сивова:

    Светлана, отрывок понравился. Интересный стиль, читается на одном дыхании. Будем ждать продолжения!

  2. людмила:

    Последнее время у меня не хватает терпения читать книги. Но ваш рассказ заинтересовал. Такое чувство, как будто сама участвуешь в этой истории.

  3. ГАНЧИ:

    Я могу читать произведения любых жанров, главное чтоб интересное было. Больше всего мне нравятся романы современных авторов. К сожалению, я не запоминаю имена авторов и названия романов.
    Ваш стиль письма пришелся мне по душе, Светлана. Сейчас читаю, ощущаю и понимаю каждое слово.
    желаю вам удачи в этом проекте. Уверен, что вы справитесь с его задачами.

  4. Людмила:

    Признаюсь, читаю бегло, честно, нет времени…, но очень хочется узнать что там дальше… Ох, уж эта супер правильная Мария 🙂
    Думаю, трудно писать вот так, когда в рамках временных. Успехов и вдохновения Вам, Светлана!

  5. Яна:

    Я всегда восхищалась людьми которые умеют писать романы, рассказы и тому подобное. Я никогда так не умела. Вы молодец.

  6. Надежда Давыдова:

    Сложные отношения «он и она» всегда будут притягивать интерес. Наверное, это важнейшая проблема для человека. Волнующая, пленительная, очаровывающая. Как кто это писал: «и поединок роковой»… ))

  7. Спасибо всем, кто оставил комментарии! Хотелось победы в проекте — некогда было отвечать. О результатах можно прочесть здесь: http://panisvetlana.ru/tvorriv-vitvoryaem/mozhete-pozdravit-ya-eto-sdelala-napisala-50-000-slov
    На этой же страничке можно будет прочесть еще один отрывок из романа, который пишу.

  8. tanualit:

    Почти год прошел с тех пор, как мы познакомились с началом «Обман-травы», и не одна я была (и есть) в восторге от прочитанного, которое едва приоткрыло завесу чудесного творения. Светочка, как и где можно, с твоего позволения, прочесть весь роман до конца. Уж очень хочется, дорогая… Я не сомневаюсь, что он дописан, ты не останавливаешься на половине пути.

    • Да, Танечка, я стараюсь доводить дела до конца. Но этот роман пока не дописан. Пишется редко и мало. Могу только сказать, что первая глава — давно не первая, а, кажется, пятая, все уже с ног на голову.
      В этот раз я не собираюсь продолжать его во время Месяца писательства. Чем буду заниматься, можно прочесть здесь:
      http://panisvetlana.ru/mesyac-pisatelstva-priglashayu-prisoedinitsya
      Спасибо за поддержку и за то, что помните!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *