Наталья Литвишко. Когда становится фиолетово (рассказ)

Наталья Литвишко. Когда становится фиолетово (рассказ)

Творчество Натальи Литвишко – домашнее, уютное. Но это вовсе не значит, что оно простое. Зато значит, что рассказы написаны ясным простым языком, понятным для многих, а истории взяты прямо из жизни – такой, как есть, без прикрас. И после прочтения хочется подумать над тем, что рассказал автор. Прочтите один из ее рассказов «Когда становится фиолетово», и вы поймете это сами.

Наталья ЛИТВИШКО

Когда становится фиолетово

Не зря говорят, что жены последними узнают об изменах мужей. Не все, конечно, но я из их числа. Я свято верила в непогрешимость милого и его бесконечные командировки. Удивляло одно: работает на износ, а получает гроши. Ныл, что денег не хватает, но работу менять не хотел, а на подработку времени не оставалось. Я же крутилась как белка в колесе.

Обстоятельства сложились так, что я оказалась единственной наследницей нескольких престарелых, и не очень, родственников. Они вместе растили меня, когда погибли родители.

Я внучка четырех бабушек – двух родных и двух двоюродных, и одного деда. Деду на старости лет бес ударил в ребро, и он ушел от бабушки. Благо, было куда. Когда деньги на одном из зигзагов истории обесценивались на глазах, он нашел им удачное применение – купил квартиру. Еще одним наследодателем стал родной дядюшка – мой крестный отец и официальный опекун до совершеннолетия. Он не женился в молодости из-за того, что ни одна из его пассий не нравилась мне. Теперь я отдавала долг человеку, который пожертвовал ради меня личным счастьем. В отличие от бабушек и деда, постоянной заботы он не требовал. Но вылизывать квартиру старого холостяка с массой вредных привычек – не самое приятное занятие.

Итого шесть человек, живущих в разных концах города. Они, чтобы облегчить мне жизнь, помогли купить автомобиль. На нем я и рассекала каждый вечер после работы: развозила хлеб, молоко, лекарства и врачей. Все родственники дружили между собой и соревновались за мое внимание. У них с самого моего детства был счет: кто больше подарит любви, тепла, а потом и материальных благ.

Дед через полгода совместной жизни с девицей, ставшей тем самым бесом, выгнал ее и захотел вернуться к бабушке, но получил от ворот поворот.  Опасаясь, что опять поведется на сладкие рассказы длинноногих красавиц о вечной любви и останется на улице, он решил оформить договор ренты со мной. Любовь любовью, но лишиться собственной жилплощади дед не хотел.

Поэтому нотариусов я тоже возила с завидной регулярностью. Сначала все по очереди оформляли наследство, потом, последовав примеру деда, бабули заключали со мной договоры ренты.

Я честно отрабатывала будущее наследство, а мой дорогой в это время лежал на диване, не желая помогать в ежедневных хлопотах. Обычно он встречал меня словами:

– Опять до ночи шлялась непонятно где. Сижу тут голодный. Сама, наверное, у бабулек натрескалась?

И я, быстро накормив мужа, готовила, стирала, прибиралась дома. Насытившись, он перебирался в спальню и к тому времени, как я освобождалась, храпел, забыв о супружеском долге.

Когда бабульки решили облегчить мне жизни и объединиться по парам, стало чуть легче. Освободившиеся квартиры сдали в аренду: деньги лишними не бывают. К нытью мужа добавились жалобы старушек друг на друга. Но это не мешало мне любить их, а им – меня и друг друга.

rasskaz-babushka

На этапе поиска квартирантов муж проявил завидную прыть: сам нашел порядочную молодую пару, своих сослуживцев. Хоть какая-то польза от благоверного! Правда, договор я заключала только с девушкой. Штампа о регистрации брака в паспорте не было. Но это не мое дело, я не полиция нравов. Многие годами живут под одной крышей и не спешат узаконить отношения. Другие же, как мой дед с бабушкой, расстаются, но не сжигают за собой мосты.

Говорят, что только гриппом болеют все вместе. А на моих родственников напала эпидемия переломов. В течение одной недели все умудрились посетить травмопункт городской больницы. Даже дядюшка не удержался от соблазна и сломал сразу четыре пальца на правой руке, перебив их подъездной дверью. Дед отличился больше всех: слег не только с загипсованной конечностью, но и с инсультом. Мне пришлось оставить работу, чтобы ухаживать за родственниками.

Но один бонус от ситуации я получила. Медсестра из сострадания ко мне, а скорее, из личной симпатии к дядюшке взяла его под свою опеку.

На семейном совете постановили: деньги от сдачи квартир остаются мне на личные нужды. Муж на общем сборе не присутствовал – труба позвала в путь. Без его участия могло остановиться производство «непонятьчего» где-то за городом. Старики недолюбливали моего законного, считали  не достойным меня. Потому не расстроились, что не смогли лицезреть его физиономию во время обсуждения возникших проблем.

– Он тебя использует, – твердили родственники в голос. – За четыре года брака ни одной совместной покупки. Все сама.

Но я думала, это ревность: не могли смириться с тем, что в моей жизни присутствует еще кто-то.

Денег катастрофически не хватало. Мы живем не в мегаполисе, где сдача квартир дает  приличный доход. Я старалась заработать лишнюю копейку. Подруга попросила помочь знакомому – проанализировать статистику и отчеты двух небольших частных предприятий и порекомендовать владельцу, как оптимизировать расходы. Мы встретились с Сергеем, хозяином фирм, обговорили условия работы и оплаты.

По иронии судьбы, в одном из ООО числился мой муж. Тут-то я и узнала, что он не является ценным кадром отечественной промышленности, по городам и весям, спасая экономику страны, не разъезжает, а просиживает штаны в офисе с девяти до пяти, делая вид, что работает в поте лица. И зарплата у него в два раза больше, чем озвучивал.

Задать мучившие меня вопросы глаза в глаза я не смогла, муж в очередной раз не ночевал дома «по производственной необходимости». Выяснять отношения по телефону посчитала ниже своего достоинства. А вот Сергею позвонила, и оказалось, что дама, снимавшая бабушкину квартиру, в штате предприятий никогда не числилась.

Пелена спала с моих глаз. Родственники были правы. Может быть, я злая, но в рекомендациях написала, что стоит избавиться от балласта, процент отдачи которого в разы ниже, чем у других сотрудников. Конечно, речь шла о муже. Выводы обосновала цифрами.

Уведомление о сокращении стало неприятным сюрпризом для моего суженого, он «досрочно вернулся из командировки». Дома его ожидали еще два сюрприза: заявление в суд о расторжении брака и собранный чемодан. На провокации, что я об этом пожалею, не повелась. Мне было фиолетово. Наверное, просто устала тащить все на себе, как бельгийская лошадь. Добила его вечером – приехала в квартиру, где жила мнимая сослуживица. Голубки не ожидали моего визита. Я проявила доброту, не выгнала на ночь глядя – дала срок на освобождение жилплощади до полудня следующего дня.

Развели нас заочно: чтобы не тратить время понапрасну, наняла адвоката по бракоразводным процессам. Экс-супруг пытался качать права, но тщетно.

Я вздохнула свободно. Старики пошли на поправку. Эпидемия травм прекратилась. Дед начал ходить и говорить. Дядюшка сменил статус – теперь он законный супруг очень милой женщины. А Сергей оказался приятным собеседником и хорошим другом. Моим родственникам он понравился.

Светлана Локтыш

Преподаватель. Журналист. Тренер. Консультант.

Один комментарий к “Наталья Литвишко. Когда становится фиолетово (рассказ)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *