«Кофейный ритуал» (рассказ)


В последнее время меня снова тянет писать. Может быть, утренние странички тому причиной, не знаю. Но много пишу от руки – все, что в голову приходит. Иногда разгребаю старые запасы. Недавно из загашников достала и подвергла очередной авторской правке, а также переводу на русский язык (печатаюсь-то на белорусском!) еще один свой рассказ, «Кофейный ритуал». Желающих приглашаю к чтению!kofeinii-ritual

Кофейный ритуал

Это был не ее день. Сначала показалось, что в ванной что-то стукнуло: рука дрогнула, ложка повернулась и молотый кофе рассыпался по полу.

Екатерина Сергеевна зачерпнула из кофемолки во второй раз, налила воды и поставила турку на газ. Пошла в ванную: все лежало на своих местах. Пожала плечами и отправилась убирать рассыпавшееся. В это время кофе закипел и выбежал. Екатерина Сергеевна только досадно всплеснула руками:

– Что же это делается? Вот какая я сегодня хозяйка…

Она вылила в чашку остаток напитка, добавила молоко и сахар. Желтая тряпка исправно вобрала в себя темную жидкость с белой поверхности вокруг газовой конфорки.

Ей нравится именно такой кофе, сваренный в медной турке. Зная о любви матери к этому напитку, дочь и сын подарили кофеварку, но она служит только когда семья собирается вместе. В обычные дни снова достается старая медная чашечка с узким горлом и деревянной ручкой.

Подруга Татьяна Ивановна, которую в этом году также, как и Екатерину Сергеевну, молодые коллеги сплавили «на заслуженный отдых», любит добавлять в кофе несколько крупинок соли и щепотку заморской корицы. Утверждает, что корица дополняет терпкий вкус напитка и делает его более мягким.

– А еще ученые утверждают, – тут подруга обычно упирает кулаки в бока в районе, где должна быть талия, – что это хорошее средство, которое помогает сбрасывать килограммы.

Может, оно и так, но почему-то килограммы Татьяны Ивановны до сих пор остаются при ней. Не потому ли, что подруге все равно, какого качества сам кофе?

Екатерина Сергеевна на лишние килограммы не жалуется и считает безумием пить что попало. Она выбирает кофе в зернах, среднего обжаривания, обязательно дорогой и качественный. Должны же быть простые радости у новоявленных простых пенсионерок. Для нее это – только что размолотые и сваренные в воде из-под крана ароматные зёрна. Плюс сливки и сахар. Все. Никакой соли, корицы, имбиря, кардамона и других добавок.

Страсть к кофе она почувствовала лет десять назад. Сначала время от времени пила напиток вместе с более молодыми коллегами на работе – просто чтобы поддержать компанию. Кипятили в электрическом чайнике воду и заливали заварку в большой кружке. Получался кофейный напиток, который сначала выпивался без особого удовольствия.kofe-v-turke

Чуть позже московские друзья привезли в подарок медную турку. Екатерина Сергеевна посмотрела в интернете, как правильно пользоваться подарком, и после первой же пробы сваренного кофе поняла, что он сильно отличается от того напитка, который она заваривает на работе. Этот напиток пришелся ей по душе. Она приохотилась, и заведенку пить кофе между десятью и одиннадцатью часами назвала «ритуалом».

По сути, это и был ее личный ритуал. Он, кстати, ни в чем не уступал по воздействию новомодным медитациям. Возможно, так только казалось, возможно, это была такая таблетка-плацебо, которую она прописала себе сама. Но даже если это так, пустышка была эффективной: Екатерина Сергеевна получала свою долю удовольствия и от напитка, и от своего кофейного ритуала.

Только сегодня какая-то сила будто толкнула руку, нарушив поминутно расписанное действо. Но ничего, все снова стало на свои места, и можно отправляться в гостиную, чтобы приступить к основной части ритуала.

– И пусть весь мир подождет, – проговорила вслух Екатерина Сергеевна.

Диван мягко приняла ее менее послушное, чем в молодости, но все еще стройное тело. Привычно окутала тишина маленького уютного дома, который они с Митюшей построили сами. Отсюда вылетели в свет их дочь и сын. Здесь каждый уголок напоминает о семейной гармонии и любви. Почти сорок лет – душа в душу. Трудно даже представить этот дом без его шагов, запахов и носков, которые могли оказаться в самых разных местах.

Ну, да, носки были «слабым местом» аккуратиста-мужа. В молодости эта привычка немного злила Екатерину Сергеевну, позже она сжилась с ней и просто иной раз подзуживала Митю: мол, срабатывают первобытные инстинкты – метить территорию. Он немного смущался, обещал в следующий раз складывать носки в одно место, однако время от времени все повторялось.

Легкая улыбка тронула губы Екатерины Сергеевны при этом воспоминании. На миг тишину потревожило легкое «дзынь» чашки о блюдце, когда они опускались на журнальный столик. Тонкая струйка парка устремилась вверх. Глядя на нее, вдыхая приятный аромат, «отчаянная кофеманка» (так с недавнего времени начала себя именовать Екатерина Сергеевна) в очередной раз отпустила мысли на свободу.

Чаще всего она оказывалась во власти воспоминаний или размышлений. Обо всем на свете и ни о чем. И считала, что именно в том и было великолепие момента.

На этот раз сначала тоже было «что вижу, то пою». С телевизора пора бы снять пыль, да и продать не мешает – в век интернета он стал ненужным предметом мебели… Интересно, как там сынок: только позавчера устроился на новую работу, стоило бы позвонить… Митюшу, когда придет с работы, надо попросить начать ремонт в гостиной: обои давно не первой свежести, к тому же давно хочется чего-то свеженького. Или это только ей хочется, потому что сидит в четырех стенах?

Ему еще, слава Богу, дали годик поработать. Еще бы! При его руководстве предприятие благополучно не один кризис пережило и инфляцию, работу для своих работников находит даже за пределами страны, на российских стройках. И зарплаты дает – не в пример другим.

Ничего, ремонт дома еще немного подождет. Выйдет на пенсию, будет у него еще время заняться и ремонтом, и собой. Вот она же сейчас только собой занята – и ничего. Сначала было тяжеловато пережить, что никуда не надо идти, никто не ждет ее уколов и капельниц. А теперь даже приятно становится, когда пенсию приносят домой: заслужила за долгую жизнь государственную заботу. Хотелось бы, конечно, чтобы размер ее был большим, но как получилось. Митя был и остается в их семье добытчиком. Его заработков хватает на хлеб с маслом и икрой по праздникам, а также на поездки по миру, о которых они давно мечтают.

Вот еще годик – будет и Франция со Швецией, куда его тянет, и Индия с Кипром, куда устремляется ее взгляд. А пока он, скользнув по комнате, своевольно выскочил за окошко. И застыл, сосредоточился, рассматривая чье-то лицо по другую сторону стекла.

– Мама, ты?..

Она отчетливо увидела лицо и силуэт матери, даже подалась к ней. В следующий момент вспомнила, что матери давно нет в живых, и рука, державшая чашку, дрогнула. Горячеватый еще кофе плеснулся на ноги, Екатерина Сергеевна испуганно схватила и подняла подол платья. Показалось, что вместо кофейного аромата ощутила трупный запах и упрекнула себя вслух:

– Типун тебе на язык.

Снова взглянула на окно, увидела только чистые занавески по эту сторону и ровный свет дня – по другую.

– Покажется же такое… Никогда в снах мама не приходила, а здесь стоит, словно живая…

Сказала – и тут же отметила, что взяла моду рассуждать вслух. Подумалось: «Наверное, надо чаще выходить в люди, чтобы с ума не сойти».

В этот момент тишину разорвал звонок телефона. Обычно Екатерина Сергеевна на время кофепития отключала его. И теперь звонок воспринялся как гость, который хуже татарина: он нарушил ход и без того подпорченного ритуала.

– Что же это сегодня за день такой?!

Почему-то ноги будто приросли к полу, а фигура – к креслу, неприятный холодок пробежал по спине между лопатками. Мелькнуло: «Может, не поднимать трубку?».

Но кто-то на другом конце провода был слишком настойчив. Пришлось встать и пойти в коридор.

– Алло …

– Екатерина Сергеевна?

– Да. Слушаю вас.

На том конце провода напряженно молчали. Она медленно и четко повторила:

– Я вас слушаю.

Незнакомый голос выдохнул:

– Присядьте, пожалуйста.

Губы вдруг пересохли, в горле запершило. После паузы, которая, казалось, длилась целую вечность, Екатерина Сергеевна услышала свой внезапно осипший, хриплый голос:

– Что случилось?!

– Екатерина Сергеевна, это с работы вашего мужа… Только не волнуйтесь сильно, так бывает в жизни, что люди…

Она перебила:

– Что случилось?

– Дмитрий Петрович… Его больше нет… Екатерина Сергеевна! Екатерина…rasskaz

Кто-то в трубку еще пытался выразить соболезнования, но Екатерина Сергеевна уже ничего не слышала. Только стук своего сердца, и в голове гудел тот непонятный звук, который минут двадцать назад толкнул ее за руку и рассыпал кофе.

Она не сомневалась: это был последний удар Митиного сердца.

Еще рассказы:

P.S. Подозреваю, что гости мои опять будут говорить о грусти, оставшейся послевкусием от чтения рассказа «Кофейный ритуал». Как-то так у меня получается писать… 

Tags:

15 comments

  1. Какой грустный рассказ. Но жизнь она такая, имеет конец. Очень осенний рассказ у Вас получился.

  2. Вот уж задушевный рассказ..

  3. Да, действительно, грустно стало. А вначале я подумала о чем-то светлом и приятном.. Почему-то кофе всегда ассоциируется с радостной задушевностью за столом..

  4. Да, немного грустный получился рассказ. Знаю такую пару в жизни, чуть-чуть обоим до пенсии осталось, он умер, а она говорит, так бы жить и жить еще, а все, одна теперь… Пусть наши любимые долго живут, а с ними ведь и кофе вкуснее…

  5. Светлана, пронзительно, до слёз. Грустно, но грусть светлая. Жизнь продолжается!

  6. Я тоже стараюсь чаще писать, за лето скопилось очень много материала, которые надо переосмыслить и написать что-то, что будет интересно окружающим. Да и фотографии перебрать заодно.

  7. В первый раз читала рассказ, аж сердце ухнуло и куда-то упало… Писать сразу ничего не стала, потому что хотелось как-то переварить прочитанное. А сегодня перечитала беглым глазом, и в конце опять — мурашки по коже. Светочка, это очень хороший рассказ. Эмоциональный и сильный. Мне очень понравился.
    Единственное, в первый раз немного «потерялась» у кого все-же не уходят килограммы (во второй раз разобралась 😉 ). И «споткнулась» об «заведенку». Как-то выпадает слово, не русское оно… Хотя, может, и оправданно тут. Не могу сказать. Но для себя я его перевела на привычку или обычай. 🙂

    • Светланка, спасибо за отзыв.
      «Заведенка» — от «заведено». Это разговорное слово, во всяком случае, у нас так говорят. Ты примерно правильно поняла — ближе всего «обычай» , получается.
      С килограммами гляну — может, и в самом деле что-то поправить надо.

  8. У меня на глазах непроизвольно появились слезы. Мы никогда не знаем что нас ждет впереди. Мы предполагаем, а Бог располагает. Увы! Так оно и есть.

  9. Дочитав до конца, хочется посидеть и подумать. Рассказ сильный, после него не придет в голову почитать что-то еще или посмотреть телевизор, потому что… нет свободного места, все заполнено.)
    А «заведенка» мне понравилось.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optimized by SEO Ultimate