«Алёшка» (рассказ). Часть 1

Н-да, рассказы, похоже, иногда способны выручать. Начала несколько статей, а дописать некогда. Чтобы мои гости не заскучали, предлагаю прочесть еще один рассказ, «Алёшка». Он длиннее прежних, потому разделю на две части. Итак, рассказ «Алёшка», часть 1. 

rasskaz-alyoshka2

Алёшка

Отделение, где предстояло лечиться, Ирина нашла быстро: здание стояло в красивом парке отдельно от других корпусов. Ирине показалось, будто приехала она не в больницу ложиться, а устраиваться на отдых и лечение в санаторий. В таком месте отделение расположили не зря: больным с нарушениями костно-мышечной системы полезно много гулять, разрабатывать суставы, разминать свои косточки.

В регистратуре встретили приветливо, оформили быстро. Палата оказалась маленькой, одноместной. И это тоже понравилось Ирине. Давно мечтала побыть в уединении.

Работа ответственным секретарем редакции районной газеты, выходившей трижды в неделю, заставляла часто бывать на мероприятиях, постоянно искать информацию, редактировать тексты, фотографировать, общаться с многочисленными людьми, заниматься дизайном газетных полос и еще многими вещами. У журналистов не бывает выходных, и рабочий день – ненормированный. Даже ночью Ирина могла думать о том, как лучше подать материал на тематической страничке, чем бы удивить читателя в новой статье или какие детали могут задеть его за живое.

Иногда они с мужем встречались только поздно вечером.

– Скоро забудем, как выглядим: видимся только по ночам, и чаще – в снах, – шутил Валерий.

Шутка выходила грустной: в ней содержалась приличная доля правды.

Валерий тоже проводил много времени вне дома. Служба в милиции оставляла редкие выходные, которые не всегда совпадали с часами отдыха жены. Они вращались среди людей, выполняли какие-то задачи, что-то решали и разрешали. Уединенность и свобода с некоторых пор стали роскошью.

Ирина подумала, что организм просто засопротивлялся нагрузке и специально «заказал» себе этот болючий остеохондроз. А вернее, возможность наконец-то остановить каждодневную спешку, оглянуться на прожитое. Вся ее жизнь, заполненная рабочими хлопотами, теперь, на фоне боли, казалась пустой и суетливой. Они с мужем упускали из виду что-то очень важное, может быть, главное в жизни.

Эти мысли давно не давали покоя. Но только сейчас оформились во что-то более точное и понятное.

По вечерам, а иногда с утра, забегал муж, приносил свежие груши, яблоки с дачи родителей, ее любимые сладости, делился последними новостями. Она слушала Валерия и улыбалась: больничные стены так прекрасно отдаляли от всех этих происшествий, возмущений из-за низких заработков, праздничных фейерверков и зарубежных гостей. От всего того, что насыщало жизнь. Ни остановиться, ни заглянуть внутрь себя и прислушаться к тому, о чем давно сигнализировало тело.

И вот на тебе: палата, тишина и самый болтливый собеседник – кудрявый клен за окном. А из самых свежих новостей – старые диагнозы, количество употребляемых таблеток и поставленных капельниц да некачественная еда в столовой.

Но сегодня Ирине было вовсе не до еды: она увидела маленького мальчика. Его привела и усадила за стол у окна санитарка. Эмоциональный разговор соседки по столу стал почти невидимым фоном для иных эмоций.

Перед глазами Ирины, как кинокадры, поплыли рисунки: ребенка сначала разобрали по частям – руки, ноги, шея, туловище, головушка, а потом снова собрали. Но сделали это небрежно, в результате чего части тела прилепились друг к другу сикось-накось, перекрутились и изогнулись.

Ирина повела рукой в воздухе – так тело отреагировало на желание смахнуть с сознания жуткие видения. Поднимая слетевшую со стола салфетку, спросила у соседки:

– И кто этот мальчик?

Та заметила неожиданную реакцию Ирины, какая-то догадка вызвала кривоватую улыбку на ее лице с маленькими живыми глазками. А вслух женщина сказала:

– Это Алешка. Из детдома. Родители бросили. Два дня назад его доставили в реанимацию в тяжелом состоянии. А пару часов назад отправили сюда, восстанавливаться силы.

Такая осведомленность соседки в очередной раз удивили Ирину: есть же люди, которые всегда все про всех знают. Вот им бы пойти в журналистику, добывать информацию.

– Несчастный ребенок. Врачи говорят, что с таким диагнозом живут недолго.

Соседка еще что-то тараторила, но мысли Ирины свернули в иную сторону. Ей почему-то нестерпимо захотелось обнять мальчика, приласкать, пожалеть. Она наскоро что-то забросила в рот, не ощущая вкуса еды, и подошла к столу у окна.

– Тебя Алешкой зовут?

– Да.

– Сколько тебе лет?

– Пять.

– А я – Ирина.

Мальчик как-то совсем не по-детски взглянул на нее.

– Я знаю.

Бровь Ирины удивленно взлетела вверх. Но она тут же подумала, что в больнице несложно узнать, кто ты и от чего лечишься, – словоохотливых санитарок и пациентов хватает.

 Ирина пригласила мальчика приходить к ней в гости.

– Я в четвертой палате лежу, – сказала на всякий случай.

– Знаю. Я приду, – ответил Алешка.

Он пришел к ней почти сразу после обеда. Взобрался на кровать. Деловито рассмотрел, складывая в аккуратную стопку, книжги и журналы, которые валялись на одеяле.

– А ты читать умеешь? – спросила Ирина.

– Пока нет. Но старшие ребята показывали мне буквы.

– Хочешь научу?

Глаза ребенка сверкнули неподдельным интересом.

– Круто!

С этой минуты Ирина почти не расставалась с Алешкой. Они изучали алфавит, выдумывали разные игры, разговаривали и прогуливались по парку.

Ирина попросила мужа купить мальчику машинку и несколько конструкторов.

– Понимаешь, Алёшка сирота, из детдома, – объяснила она. – Здесь лежат в основном взрослые, ему даже поиграть не с кем. И игрушек нет.

Валерий выслушал молча. На следующий день Алешка уже восторженно принимал подарки. От избытка чувств он бросился Ирине на шею:

– Я знаю, ты моя мама!

Слова хлестнули, как плеть: щеки Ирины залились краской, в глазах появились слезы.

Она в самом деле могла быть мамой мальчика. Или девочки? Примерно такого же возраста. Но тогда выбор сделала не в пользу маленького человечка, который почти два месяца жил в ней. Ей было двадцать четыре года, она только-только осуществила мечту – поступила в университет. У молодого мужа как раз не складывались дела на работе, и его зарплаты едва хватало, чтобы оплачивать съемную квартиру и как-то питаться. Ребенок никак не вписывался в их планы…

– Нет, солнышко, я не твоя мама. Но я очень люблю тебя.

(Продолжение ЗДЕСЬ)

Также можно почитать рассказы:

И вопрос на засыпку: как вы думаете, какие события в рассказе «Алёшка» будут происходить дальше??..

Tags:

6 comments

  1. Начало интригует — все так спокойно и размеренно, но очень хочется узнать, как же сложится история одного ребенка, которому, кажется, улыбнулось счастье! Светлана, пожалуйста, пусть все будет хорошо!

  2. Светочка, я пока не читала твой вариант финала, но при моей любви к хэппи-эндам, хочется, чтобы Ирина Алешку усыновила. 🙂
    А по тексту — такое ровное и спокойное повествование, даже как-то расслабляет… Не хочется ни о чем думать, пока читаешь.

    • …Ровное и спокойное повествование, даже как-то расслабляет…» — это хорошо или плохо, Светочка? В смысле, нет ли желания бросить читать из-за нехватки интриги, бурных перипетий и т.п.?

      • А вот ты знаешь, я написала тогда это и сама подумала — хорошо это или плохо… И не могу ответить даже, потому что восприятие у меня сбивчивое какое-то. На мой взгляд, как родилось — так и оставить. Потому что если добавлять бурные страсти, то это будет уже совсем другая история. Ведь не о всех рассказах нужна эта самая интрига…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *