«Ассоциации» (рассказ)

associaciiЕще один рассказ, из написанного ранее, – «Ассоциации». Рассчитываю на отзывы друзей: тех, кто сам «пишущий» (в смысле, не просто умеет писать и читать, а что-то творит с помощью буков), и тех, кто считает себя далеким от творчества. Ваши отзывы помогут совершенствовать написанное.

Заранее примите мои благодарности! 

Дядя Саша – потомственный сибиряк. Он с женой (моей тетушкой) приезжают в Беларусь раз в три-четыре года. И тогда недели две-три вся наша большая семья живет в особом режиме: почти ежедневные встречи, застолья и обильное общение.

Мне особенно нравится тема языков. Дядя Саша частенько приговаривает частицу “-то” и у него есть волшебное слово – “нынче”. Волшебное – потому что оно применяется в настоящем, будущем и даже прошедшем времени! «Нынче-то я не выспался», «Нынче год-то будет снежным», «Нынче я-то ходил-то в лес-то»…

– А чё, нынче-то я подумал: русский и белорусский языки-то очень похожие! – рассуждает дядя Саша.

Главный его «опыт» познания белорусского – белоруска-жена, которая еще в детстве уехала жить в Сибирь и родных слов почти не помнит. Еще – редкое общение с нашей роднёй здесь, в Беларуси. Но он не учитывает, что мы как раз изо всех сил стараемся говорить с гостями на русском языке – чтобы нас понимали. И только акцент дает право непосвященному думать, что это и есть белорусский язык.

В общем, на своем скромном «опыте» дядя Саша иногда попадает впросак: время от времени кто-нибудь из родни начинает с ним излюбленную игру в ассоциации.

– Вот скажи, Саша, что, по-твоему, означает слово “відэлец”?

Брови дяди Саши сползают к переносице, несколько мгновений он сосредоточенно молчит, затем начинает рассуждать вслух.

– Это просто: “відэлец” – от слова “видеть”, а видим-то себя мы в зеркале. Значит, “відэлец” это – зеркало!

Мы все уже знаем, как он будет рассуждать, и только и ждем, чтобы разразиться смехом. Дядя Саша принимает игру: слегка выпячивает грудь, как бы бросая вызов.

– А чё! Не так, чё ли? Сами-то подумайте!

Мне нравится дядисашиное четкое “д”, ни при каких случаях не переходящее в “дз”, его мягкое “т”, которое никогда не становится “ц”, как в белорусском языке: “виДим”, “подумайТе”. В его устах это звучит органично: совершенно иначе настроен речевой аппарат.

Когда-то в детстве, чтобы научиться четко говорить мягкие “т” и “д”, нам понадобилось прожить в сибирском поселке несколько месяцев. За пять лет мы с сестрой стали разговаривать чисто по-русски, даже с сибирским акцентом. Дети быстро схватывают новое. А вот мама так и не перестроилась: словарный запас её, конечно, значительно пополнился, но ее белорусскость чуть ли не в каждом слове проявлялась своеобразным акцентом.

Дома, в Беларуси, мы с сестрой поначалу щеголяли новоприобретенными навыками русской речи. Но довольно скоро своё взяло верх, и в родную “трасянку” только изредка стали попадать привезённые из России “чё ты!”, “нафик”, “блин”, частичка “-то” и волшебное “нынче”.

Дядя Саша же в Россию каждый раз увозит несколько слов из Беларуси. Но произносит их тоже со своим акцентом.

Он давно понял, что слова мы выбираем позаковыристей. Но и сам не лыком шит: изо всех сил изощряется, чтобы услышать знакомые сочетания.

– Саша, а что такое “люстэрка”?

– Ну, это-то совсем просто! “Люстэрка” – “люстра”: слышите-то, как похоже? В общем, светильник!

Мы снова смеёмся, дядя Саша – с нами. Теперь его просто забрасывают вопросами-ответами.

– Саш, это же зеркало! Вот видишь, языки совсем разные, а ты говорил “почти одинаковые”.

– У нас еще много интересных слов!

– Вот как ты думаешь, что значит “парасон”?

Про парасон еще никто не спрашивал. Все притихли: что скажет сибиряк?

– В этом-то слове сразу два встречаются: “пара” и “сон”. Спит-то пара на кровати. Стало быть, “парасон” – это большая кровать.

– «Адлегласць… «Саша, что такое «адлегласць»?

– От слов «ад» и «лечь», похоже-то. Что-то, что может в ад отправить…

Задумался…

Смотрю на него и жду: что же он сейчас выдаст? Кто-то не выдерживает:

– Какой ад, Саш, это же «расстояние»! А вот что ты скажешь на «панчохі» – что это такое?..

Дядя Саша смеётся.

– «Панчёхи» – слово-то какое смешное-то! «Чёх-чёх» говорим, когда кабанчика-то за ушком чешем. Вот, видимо, и разгадка где-то там кроется…

Ассоциации со знакомыми созвучиями в русских словах не просто веселят, но выглядят необычно, свежо. Совсем с другой стороны на знакомые сочетания смотришь!

Несколько слов, правда, “расшифровке” русского гостя не поддаются: “патэльня”, “шкарпэткі”. Он пробует разбивать слова на слоги, звуки – ассоциаций не возникает. Мы дружно подсказываем ему смысл “заковырок”. Он крутит головой и проговаривает, стараясь запомнить:

– “Шкарпетки”… “Патэльня”…

И ему очень нравится произносить слово “панчохі”, которое в его исполнении звучит с мягким «ч»…

Потом дядя Саша вставляет новые словечки во время разговора с нами, иногда путая их значение. Мы снова хохочем, а после расставания – вспоминаем эти весёлые мгновения. И сколько бы дядя Саша ни утверждал, что наши языки похожи, а игры с ассоциациями и наше общение показывают: мы – представители совершенно разных культур.

Можно также почитать рассказы:

_____________________________________________________________________

Для беларускамоўных чытачоў…

Ассацыяцыі

Дзядзька Саша – патомны сібірак. Ён з жонкай (маёй цётачкай) прыязджаюць у Беларусь раз у тры-чатыры гады. І тады на некалькі тыдняў наша вялікая сям’я жыве ў асаблівым рэжыме: амаль штодзённыя сустрэчы, застоллі ды шмат размоў.

Мне асабліва падабаецца тэма моў. Дзядзька Саша часцяком прыгаворвае часціцу «-то» і ў яго ёсць чароўнае слова – «нынче*». Чароўнае – таму што яно ўжываецца ў цяперашнім, будучым і нават прошлым часе! «Нынче-то я не выспался», «Нынче год-то будет снежным», «Нынче я-то ходил-то в лес-то»…

– А чё, нынче-то я подумал: русский и белорусский языки-то очень похожие! – разважае дзядзька Саша.

Галоўны яго «вопыт» пазнання беларускай мовы – беларуска-жонка, якая яшчэ ў дзяцінстве з’ехала жыць у Сібір і родных слоў амаль не памятае. Яшчэ – рэдкая зносіны з нашай роднёй тут, у Беларусі. Але ён не ўлічвае, што мы якраз з усіх сіл імкнемся размаўляць з гасцямі на рускай мове – каб нас разумелі. І хіба што акцэнт дае права недасведчанаму думаць, што гэта і ёсць беларуская мова.

Наогул, дзядзька Саша з-за свайго сціплага «вопыту» іншы раз трапляе ў няёмкае становішча: час ад часу хто-небудзь з радні пачынае ўпадабаную гульню ў асацыяцыі.

– Вось скажы, Саша, што, па-твойму, азначае слова «відэлец»?

Бровы дзядзькі Сашы спаўзаюць да пераносся, некалькі імгненняў ён засяроджана маўчыць, затым пачынае разважаць услых.

– Это просто: “відэлец” – от слова “видеть”, а видим-то себя мы в зеркале. Значит, “відэлец” это – зеркало!

Мы ўсе ўжо ведаем, як ён будзе разважаць, і толькі і чакаем, каб пачаць смяяцца. Дзядзька Саша прымае гульню: злёгку выпінае грудзі, быццам кідае выклік.

– А чё! Не так, чё ли? Сами-то подумайте!

Мне падабаецца дядзькісашынае дакладнае «д», якое ні ў якіх выпадках не пераходзіць у «дз», яго мяккае «т», што ніколі не становіцца «ц», як у беларускай мове: «виДим», «подумайТе». У яго вуснах гэта гучыць арганічна: зусім інакш настроены маўленчы апарат.

Калісьці ў дзяцінстве, каб навучыцца выразна казаць мяккія «т» і «д», нам спатрэбілася пражыць у сібірскім пасёлку некалькі месяцаў. За пяць гадоў мы з сястрой пачалі размаўляць чыста па-руску, нават з сібірскім акцэнтам. Дзеці хутка схопліваюць новае. А вось мама так і не перастроілася: слоўнікавы запас яе, вядома, папоўніўся значна, але яе беларускасць ледзь не ў кожным слове выяўлялася своеасаблівым акцэнтам.

Дома, у Беларусі, мы з сястрой спачатку фарсілі нованабытымі навыкамі рускай гаворкі. Але даволі хутка сваё ўзяло верх, і ў родную «трасянку» толькі зрэдку сталі трапляць прывезеныя з Расіі «чё ты!», «нафик», «блин», часціца «-то» і чароўнае «нынче».

А вось дзядзька Саша кожны раз вязе ў Расію некалькі слоў з Беларусі. Але прамаўляе іх таксама са сваім акцэнтам. Ён даўно зразумеў, што словы мы выбіраем як мага больш закавырыстыя. Але і сам не лыкам шыты: з усіх сіл злоўчваецца, каб пачуць знаёмыя спалучэнні.

– Саша, а што такое «люстэрка»?

– Ну, это-то совсем просто! “Люстэрка” – “люстра”: слышите-то, как похоже? В общем, светильник!

Мы зноў смяёмся, дзядзька Саша – з намі. Цяпер яго проста закідваюць пытаннямі-адказамі.

– Саш, гэта ж “зеркало”! Вось бачыш, мовы зусім розныя, а ты казаў «амаль аднолькавыя».

– У нас яшчэ шмат цікавых слоў!

– Вось як ты думаеш, што значыць «парасон»?

Пра парасон яшчэ ніхто не пытаўся. Усе прыціхлі: што скажа сібірак?

– В этом-то слове сразу два встречаются: “пара” и “сон”. Спит-то пара на кровати. Стало быть, “парасон” – это большая кровать.

– “Адлегласць”… Саша, што такое “адлегласць”?

– От слов «ад» и «лечь», похоже-то. Что-то, что может в ад отправить…

Задумаўся…

Гляджу на яго і чакаю: што ж ён цяпер выдасць? Хтосьці не вытрымлівае:

– Які “ад”, Саш, гэта ж “расстояние”! А вось што ты скажаш на «панчохі» – што гэта такое?..

Дзядзька Саша смяецца.

– «Панчёхи» – слово-то какое смешное-то! «Чёх-чёх» говорим, когда кабанчика-то за ушком чешем. Вот, видимо, и разгадка где-то там кроется…

Асацыяцыі са знаёмымі сугуччамі ў рускіх словах не проста весяляць, але выглядаюць незвычайна, па-свежаму. Зусім з іншага боку глядзіш на знаёмыя спалучэнні!

Некалькі слоў, праўда, «расшыфроўцы» рускага госця не паддаюцца: «патэльня», «шкарпэткі». Ён спрабуе разбіваць словы на склады і гукі – асацыяцыі не ўзнікаюць. Мы дружна падказваем яму сэнс «закавырак». Ён круціць галавою і прагаворвае, імкнучыся запомніць:

– «Шкарпетки»… «Патэльня»…

І яму вельмі падабаецца вымаўляць слова «панчохі», якое ў яго выкананні гучыць з мяккім «ч»…

Потым дзядзька Саша ўстаўляе новыя слоўцы, калі размаўляе з намі, часам блытаючы іх значэнне. Мы зноў рагочам, а пасля растання – згадваем весёлые імгненні зносін. І колькі б дзядзька Саша ні сцвярджаў, што нашы мовы падобныя, а гульні з асацыяцыямі і нашы гутаркі сведчаць: мы – прадстаўнікі зусім розных культур.

————————————

Нынче* – тут і далей сітуацыя двзвюхмоўя ў Беларусі дазваляе не перакладаць на беларускую мову  выказванні дзядзькі-сібірака, каб адчуць каларыт яго гаворкі.

P.S. Понравился ли вам рассказ «Ассоциации»?

Tags:

7 comments

  1. Похоже, дядя Саша тоже играет с вами в игру… 😉
    На самом деле, лично мне не хватает расшифровки белорусских слов, чтобы понять суть — вот я, как и дядя Саша не знаю достоверно, что такое «вiдэлец» или «парасон», а уж «панчёхи» и подавно — даже догадаться невозможно.
    Сложно как-то было воспринимать эту зарисовку. Больше читается как твое наблюдение, как пост в блоге, а не как художественная зарисовка… Хотя сейчас подумала — а если написать несколько зарисовок в таком же стиле, объединить их общей темой, то получится интересная, очень живая книга. 😉 Главное, что читается легко и чувствуешь реальность происходящего. Как там у Станиславского: «Не верю!» была поговорка, кажется? Так вот — я Верю. 🙂

    • Конечно, играет дядя Саша. Зато всегда весело.
      О подсказке с расшифровкой белорусских слов, Светочка, — это ты хорошо заметила. Подумаю, как что изменить. Я-то для белорусов писала, на белорусском языке (это — переводной текст), а читают не только белорусы. Не подумала об этом.
      А пока ликбез для тебя лично: відэлец — вилка, парасон — зонт, панчохі — чулки, люстэрка — зеркало, адлегласць — расстояние, патэльня — сковорода.
      Думаю, в русском тексте надо просто дать сноски на эти слова.

  2. Светлана, а «шкарпетки»? Я почему-то подумала, что это обувь.

    • Наталья, «шкарпэткі» — это носки, или короткие гольфы.
      Интересно все же: вы тоже пытаетесь выстраивать ассоциации. Наверное, именно это помогает людям преодолевать барьеры. Помню, моя мама, когда я была маленькой, по дороге в Москву сдружилась с негритянкой: одна ничего не кумекала в русском языке, вторая не знала ни одного слова по-английски. Это не помешало им через сутки расстаться как самым дорогим людям.

  3. Света, так ты опубликуй здесь же и белорусский текст. Белорусы ведь тоже заходят 😉 я например.
    Спросите у дяди Саши, что такое «пыска» 😀

    • Рада зноў вітаць зямлячку!
      Пра «пыску», магчыма, спытаем, калі зноўку сібіракі нашы ў госці прыедуць. Пакуль нешта маўчаць, не збіраюцца, пэўна. Асацыяцыі, праўда, звязаныя з гэтым словам, у рускіх і ўкраінцаў могуць быць вельмі спецыфічныя…

      Вершы неяк друкавала на дзвюх мовах, а апавяданне вырашыла, што не трэба: пост задоўгі будзе, а асобна выкладваць на старонку, дык пошукавым робатам можа не спадабацца.
      Але калі ёсць попыт — мне не складана. Іншыя расказы таксама на дзвюх мовах публікаваць?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optimized by SEO Ultimate